Контрольная Государство и право Древней Руси

Содержание

Введение 3
1 Государство и право Древней Руси 4
2 Проблемы международной безопасности. Угроза терроризма и борьба с ней в мире 10
Заключение 15
Список использованных источников 16

Введение

Целью работы является изучение теоретических вопросов по истории России, освоение навыков анализа источников информации и грамотного изложения.
Задачами работы являются:

  • изучить государство и право в Древней Руси;
  • исследовать проблемы международной безопасности;
  • изучить угрозу терроризма и борьбу с ней в мире.

1 Государство и право Древней Руси

История развития государства и права свидетельствует о том, что первые государства сформировались в IV-V тысячелетии до н. э. Это были государства Древнего Египта, Древней Индии, Древнего Китая, Вавилона, то есть государства, возникшие на Востоке [6, с. 55].
При возникновении государств власть встала над обществом и становилась политической, то есть обеспеченной аппаратом насилия и принуждения. Она стала цементирующим элементом государства, обеспечивая целостность общества и его управляемость.
В IX в. на Восточно-Европейской равнине, на территории, заселённой восточнославянскими племенами, создалось государство, попавшее в историю под названием Киевская Русь. Достаточными посылами для создания новой более патетичной формы общественной организации – государства — стало установление основных рубежей расселения восточно-славянских племен, наличие неизменно проживающего населения на данной территории, развитие полезных сил, уложение устойчивой системы социальных отношений и политико-правовой культуры, развитие этнической материальной и духовной культуры. Государство в широком смысле выступать в роли социального института, формы организации общества, характеризующуюся политической целостностью многонациональной общности, живущей на одной территории.
Рассматривая предпосылки, можно утверждать, что возникновение древнерусского государства было предрешено всем ходом исторического развития. Вместе с тем, сродни проблеме возникновения восточнославянского этноса, история создания государственности на Руси имеет большой ряд неразрешенных вопросов: когда возникло Древнерусское государство, явилось ли оно независимым образованием или следствием влияния чужеземных составляющих, что можно считать начальный точкой основания государства. Все эти вопросы по-разному трактуются до сих пор.
Очевидно, что созидание племенных единений во главе с князьями стало фундаментом для складывания древнерусской государственности посредством их соединения. Центрами племенных союзов стали города, разраставшиеся по мере закрепления положения и власти того или иного племенного союза. К концу VIII в. на территории, захватываемой славянами, возникло несколько таких политических центров. Арабские источники VIII в. говорят о трех самых внушительных: Куяба (по-видимому, конфедерация южной категории восточнославянских племен во главе с полянами, с центром в Киеве), Славия (соединение северной группы восточных славян во главе с новгородскими словенами), Артсания (Артания), область которой точно не определена (возможно, города Чернигов, Рязань и др.). Киев как центр союза южной части славянских племен и Новгород как центр соединения северной части восточнославянской землей представляли собой не просто два крупных и экономически развитых города, но и две сформировавшиеся системы общественных отношений. [4, с. 101]
По мере закрепления контроля над отдельными территориями князья за работу стали одарять своих приближенных правом управления землями, городами или селами, которые со временем стали преображаться в их вотчины, т. е. владения, передававшимися потомственно, по наследству («от отца») и сбором налогов с выборочным оставлением денег в свою пользу. В эпоху Киевской Руси владение вотчиной не означало еще права безусловной принадлежности: вотчины выдавались и отводились по решению князя. Отношения вассалитета определялись необходимостью выполнения ряда служебных повинностей в пользу князя. Наиболее важные из приближенных князя образовывали совещательные, судебные и иные органы. Из молодых членов дружины создавался слой исполнителей княжеских поручений – будущее чиновничество. Наряду дружиной как устойчивой военной силы весомую роль продолжало ещё играть и народное ополчение, характерное для прежнего родоплеменного строя. Княжеская власть была урезана властью вече (т. е. народного собрания), влияние которого было весьма заметным в период с IX в. по XI в. Мало-помалу роль этого института народного самоуправления в политической жизни Древнерусского государства в целом падало, но, например в Великом Новгороде вече продолжало выдерживать крепкие позиции.
Важным этапом в становлении Древнерусского государства стало признание христианства. Славянские племена, долгое время развивавшиеся независимо, имели сходную физическую и духовную культуру, хозяйственный уклад, что и сделало вероятным их объединение, в конечном итоге, в неделимое государство. Отныне геополитическое единение должно было быть подкреплено не только наличием этнической культуры, но и идеологией, направленной на усиление государственности. В эпоху Средневековья в качестве идейной основы традиционно выступала религия, включавшая мифологизированную картину мира, традиции, базированные на нормах обычного права и соблюдении многочисленных ритуалов и культов.
В догосударственный период и на ранних этапах присутствия государства, господствующей религией оставалось язычество. Местные языческие культы, особая власть их хранителей и исполнителей обрядов – волхвов, поклонение определенному божеству в отдельных регионах стали преградой на пути складывания единой идеологической основы организовывающегося государства. Помимо собственно религиозных аспектов трудности существовали еще и политические. Формирующая государственная власть стремилась к упрочению своего положения, в том числе путем введения единой идеологической основы, в центре которой должен был находиться глава государства в качестве охранителя религии и, вполне вероятно, верховного жреца. Очевидно, что установление единой религии, имевшее своей целью упрочение идеологического стержня государства, стало во многом политическим актом, но собственно было предопределено всем ходом исторического развития древнерусского сообщества. Во главе процесса принятия общегосударственной религии стоял великий киевский князь Владимир Святославович (Владимир I, Владимир — Креститель, Владимир – Красно Солнышко). Он весьма по-серьезному подошел к решению данной задачи, лично занявшись «подбором» соответствующей всем требованиям религии. В 986 г. из Волжской Булгарии в Киев прибыло посольство с предложением принять ислам.
В этом же году, согласно летописи, произошло посольство Хазарского каганата, в котором господствующую роль играл иудаизм. Однако выбор князя пал на христианство в восточной его традиции, что разъяснялось целым рядом причин. Православие или восточное христианство содержит идею священного цесаризма: предводитель государства является не просто верховным жрецом, но помазанником Божьим, власть которого обусловливается особой Божьей милостью. В традициях восточного христианства, в отличие от западного, именно политический лидер выполнял функции высшего жреца, а иерархи церкви признавали его паритет. Другим, если можно так сказать, чисто прикладным – хозяйственным — аспектом, стала особая авторитетность в православной традиции образа праведного трудолюбивого христианина, занятого рутинным земледельческим трудом. Православная религия проникнута почтением к пахарю-земледельцу как к человеку, кормящему с Божьей помощью мир. Особым смыслом одарялся образ святого – сеятеля семян покаяния в мирские души. В литературе нередко указывается на близость слов «крестьянин» (от «Крста» — санскр. «Борозда») и «христианин». Ценности кротости, готовности к кропотливому труду, миролюбие как нельзя более точно отвечали образу крестьянина – земледельца.
Одним из решающих факторов, обусловившим выбор православия в качестве государственной религии Киевской Руси стало соседство Руси с крупнейшим центром мирового христианства – Византией, являвшейся важным торгово-политическим партнёром Киевского государства. Дипломатические отношения с Константинополем являлись достаточно постоянными и наиболее продуктивными по сравнению с взаимосвязями с другими соседями.
Процесс распространения христианства на Руси был долгим и растянулся более чем на два века: XI – XII вв. Параллельно происходило формирование церковной организации. Первым митрополитом киевским традиционно считается присланный из Византии Михаил (Сириянин). Вслед за столицей, епископские кафедры были установлены также в Новгороде, Чернигове, Белгороде, Переяславле и некоторых других городах. До XI в. христианские церковные иерархи присылались из Византии. [4, с. 115]
Таким образом, в IX – XII вв. на территории Восточно-Европейской равнины присутствовало единое русское Киевское государство, которое большинство ученых определяют как раннефеодальную монархию. Безусловно, прогрессивными были процессы разложения родового строя, формирования социальной устройства раннефеодального общества и единого политико-правового пространства, развития городов и торговли, как внутренней, так и международной. Принятие христианства содействовало укреплению древнерусской государственности, расцвету древнерусской культуры. Введение же единого свода законов в период властвования Ярослава Мудрого, когда древнерусское государство достигает своего расцвета, стало еще одним фактором закрепления государственности русского народа. Первые «Русской Правды киевские князья посредством конструктивной внешней политики сумели укрепить внешние границы и добиться признания Руси на мировой арене в качестве полноправного участники международных отношений. [4, с. 150]
Первыми источниками древнерусского права исторически были правовые нормы и обычаи, сформировавшиеся еще в доклассовом обществе и принимавшие участие в регулировании отношений в обществе. Именно эти нормы и обычаи были принятые развивающимся государством за основу. Яркими примерами первых источников права Киевской Руси можно считать княжеские указания, византийские номоканоны и международные договора (первые письменные памятники права в древней Руси, носившие международный характер и также отражающие некоторые нормы «Закона русского»), а также вечевые постановления. В Х веке началось формирование княжеского законодательства, регулирующего семейное, финансовое и уголовное право. Особое место занимали уставы князей Владимира Святославовича и Ярослава.
Совокупность этих документов, норм и летописей принято называть «Законом русским». На основе этих документов начинала свое формирование правовая система Киевской Руси.
Крупнейшим памятником и источником древнерусского права, регулирующем общественные взаимоотношения на протяжении длительного периода вплоть до после киевского периода нашей истории, была Русская правда. Составление и формирование всех норм Русской Правды охватывает длительный период (ХІ – ХІІ ст.). Впервые обнаруженная в 1738г. Татищевым В.Н. Русская Правда представляла собой свод правовых норм и обычаев. Сейчас известно более ста документов, рознящихся по содержанию, структуре и объему, но составляющих единую систему правовых норм, на протяжении долгого времени служивших основой правовой системы Киевской Руси.
Выделяются три редакции Русской Правды:

  • краткая;
  • пространная;
  • сокращенная. [6, с. 94]
    Краткая редакция содержит все две основных составных части: Правда Ярослава Мудрого (её ещё принято называть Древнейшей правдой), состоящая из 18-ти статей и Правда Ярославичей (дополненная сыновьями и ближайшими соратниками князя ещё 25-ю статьями редакция Правды, ее принято называть «Академическим списком»). В документе достаточно подробно изложены нормы уголовного, уголовно-процессуального и исполнительного права.
    Во второй половине ХІ ст. началось формирование Пространной редакции, именуемой также «Судом Ярослава Владимировича». Пространная редакция стала новым этапом в развитии правовой системы государства и вывела на новый уровень разработку правовых институтов. На ряду с несколько видоизмененными нормами Древнейшей правды пространная редакция включала в себя нормы, регулирующие наследственное право, а также основательно проработанный статус всех категорий населения.
    ХІІІ – ХІV ст. ознаменовалось появлением Сокращенной редакции. Документ был создан на базе Пространной редакции, но содержал в себе лишь выборки из статей, необходимые для регулирования нового вида отношений, возникших на фоне феодальной раздробленности.
    Русская Правда, формировавшаяся в эпоху зарождения феодализма, в первую очередь защищала жизнь и имущество и регулировала право на имущество и землю. Поскольку самыми крупными владельцами земель были князья, бояре и их окружение, то это нашло свое отражение в четкой тенденции по закреплению феодальных прав владения на земли, имущества и холопов, что и привело к постепенному закрепощению.
    Ранние источники права характеризовались отсутствием четкого разграничения в понятии преступления и деликта, использовалось лишь обобщенное понятие обиды.
    Русская правда стала одним из первых документов, в котором появилась дифференциация этих понятий, что привело к зарождению обязательственных отношений и по договору, и по деликту. Несмотря на то, что наказания зачастую носили обобщающий характер и для уголовных преступлений, и по нарушению договоров, присутствовало четкое разграничение во взыскании штрафов с виновного. Так в случае, если было совершено уголовное преступление, штраф взыскался в пользу князя, а при деликте – в пользу пострадавшего лица.
    Статьями Русской правды предусматривались различные виды договорных отношений. Договора купли-продажи, найма, личного займа заключались в основном в устной форме (за исключением договоров купли-продажи земли, о чем говорят дошедшие до наших времен письменные свидетельства) в присутствии свидетелей, именуемых «послухами».
    Серьезное внимание в Русской правде также уделялось регулированию отношений займа. Существовало три формы займа: обычный, краткосрочный и заём с самозакладом. Предметом по таким договорам могли быть скот, деньги или даже хлеб. Регулирование этих аспектов требовало тщательной проработки поскольку по этим вопросам существовало масса споров.
    Русская Правда четко регламентировала также вопрос найма на работу тиунов и ключников, несмотря на то, что в Киевской Руси проблемы с трудовым наймом практически отсутствовали. Это гарантировало сохранение личной независимости последних.
    Отдельно регулировалась в Русской правде и ответственность за утрату или порчу имущества во время перевозки недобросовестным исполнителем.
    Таким образом, совокупность правовых обычаев, законов и устоев создала основу для формирования и развития довольно сложной и развитой правовой системы Киевской Руси. Но несмотря на высокую степень развитости древнерусской правовой системы стоит отметить тот факт, что Русская правда, как и множество других источников права феодального общества было основано на праве-привилегии, то есть четко поддерживал и укреплял неравноправие среди разных социальных групп.

2 Проблемы международной безопасности. Угроза терроризма и борьба с ней в мире
Международная безопасность — система международных отношений, основанная на соблюдении всеми государствами общепризнанных принципов и норм международного права, исключающая решение спорных вопросов и разногласий между ними с помощью силы или угрозы.
За последние годы в мире существенно возросло число проблем международной безопасности, решать которые можно только скоординированными действиями различных государств.
В начале XXI в. утвердился качественно новый набор приоритетных угроз транснациональной безопасности. «Старые» угрозы, проистекавшие из прямого соперничества, в первую очередь между наиболее мощными в военном плане странами и их союзами, начали отступать на второй план. Можно признать, что большинство «старых» угроз сегодня присутствует в «дремлющем» состоянии.
К «новым» угрозам сегодня причисляют триаду, включающую международный терроризм, пропаганда оружия массового уничтожения и средств его доставки, а также внутренние вооруженные инциденты. Близко к ним примыкает факт «международных вооруженных вмешательств», который в некоторых случаях может играть роль нейтрализатора возникающих угроз, но и сам встает угрозой — в других случаях. Эти угрозы присутствовали и раньше. Но в то время они были в тени «старых» угроз. Существенное увеличение их приоритетности в последние годы истолковывается развитием внутреннего потенциала и опасности каждой из этих угроз и их комплекса.
Международный терроризм выставился во главу угла триады «новых» угроз. В последние годы замечается формирование нового качества терроризма. Из местного явления, известного и ранее в отдельных странах, он преобразовался в не признающее государственных границ глобальное международное движение, как по составу соучастников, так и по географии выполнения операций. В качестве идеологической базы он использует крайнее течение исламистского радикализма. Новое качество международного терроризма дополняется сращиванием корневых систем глобального движения и его национальных проявлений. Получила развитие и организационная структура этого движения, основывающаяся на сетевом принципе взаимодействия часто автономных и инициативных ячеек, имеющих способность к «клонированию». Получив первоначальный стимул от «Аль-Каиды» во главе с Бен Ладеном, движение международного терроризма приобрело динамику саморазвития и приспособления к местным условиям в различных уголках земного шара. [9, с. 315]
Глобальный характер угрозы международного терроризма поставил задачу международного объединения усилий по борьбе с ней. Можно констатировать, что в целом мировому сообществу удалось создать широкую антитеррористическую коалицию вокруг идеи крайней опасности, абсолютной неприемлемости международного терроризма и необходимости совместной борьбы с ним. Однако наблюдаются и процессы, ослабляющие и раскалывающие это единство.
Другой угрозой, выдвинувшейся на передний план и приобретающей новое качество, стал комплекс реального и потенциального распространения оружия массового уничтожения. В большой степени резко возросшая актуальность этой угрозы объясняется потенциальной возможностью ее смыкания с угрозой международного терроризма, который получил название ОМУ-терроризма. В связи с этим расширилось и изменилось предметное поле этой угрозы и борьбы с ней.
Если раньше источниками таких угроз были государства, то теперь они исходят главным образом от негосударственных действующих лиц. Функционировавший ранее между государствами набор поощрений и наказаний в сфере нераспространения ОМУ не способен воздействовать на негосударственных действующих лиц. У источника угрозы нет обратного адреса, по которому может быть направлено наказание. С террористами нельзя договориться об отказе от такого оружия, предоставляя им какие-либо преимущества. Они заинтересованы не просто в обладании таким оружием для целей сдерживания, а именно в применении его для достижения политических целей. Одним словом, в этой сфере перестает работать рациональная логика сдерживания распространения, действовавшая ранее в межгосударственном формате. [10, с. 152]
Резко возросла ранее незначительная угроза похищения негосударственными действующими лицами оружия массового уничтожения, следовательно, возникла принципиально новая задача физической защиты такого оружия или его компонентов. Если раньше речь шла в основном об обладании таким оружием, то сегодня она дополнилась угрозой намеренного разрушения в мирное время ядерных, химических и других объектов с последствиями, близкими к результатам применения ОМУ.
Одновременно произошел прорыв рамок традиционной системы ядерного нераспространения и обзаведение ядерным оружием новыми государствами. Это дает толчок региональным гонкам ядерных вооружений, ставит вопрос о производстве ядерного оружия теми государствами, которые прежде не имели таких планов. Вместе с тем особую обеспокоенность вызывает судьба ядерного оружия у ряда ее новых обладателей. Например, политическая нестабильность Пакистана вызывает законные вопросы о том, в чьих руках окажется ядерное оружие в случае, если власть в стране перейдет к радикальной исламистской оппозиции, близкой к международным террористам. Некоторые государства известны своим граничащим с иррациональностью поведением, в том числе и в области нераспространения, симпатиями к международному терроризму или даже сотрудничеству с ним. В последнее время появилась угроза формирования полугосударственных, полуобщественных подпольных транснациональных сетей распространения ОМУ.
Новое измерение приобретает угроза внутренних вооруженных конфликтов. Переход от холодной войны к современному состоянию международной безопасности сопровождался затуханием ряда конфликтов, которые ранее подпитывались центральным противостоянием между Вашингтоном и Москвой. Другие конфликты, освободившиеся от внешних стимулов, тем не менее сохранили свою внутреннюю локальную динамику. Начал формироваться широкий международный консенсус относительно недопустимости самого явления внутренних вооруженных конфликтов в принципе. Это объясняется рядом причин. При всей опасности других угроз внутренние вооруженные конфликты являются причинами самых крупных человеческих жертв в глобальном масштабе. В последнее время они все в большей степени сращиваются с другими ведущими угрозами, в первую очередь с международным терроризмом, а также с незаконным оборотом наркотиков, нелегальной торговлей оружием, международной организованной преступностью. Зоны внутренних вооруженных конфликтов, как правило, являются самыми обездоленными в экономическом плане районами земного шара. Боевые действия в них служат главным, а в большинстве случаев единственным препятствием для оказания гуманитарной помощи. Нарушения прав гражданского населения, в частности этнические чистки, становятся массовым явлением. Почти повсеместно внутренние вооруженные конфликты прямо или косвенно втягивают в свою орбиту соседние государства, разного рода иностранных добровольцев.
Среди угроз международной безопасности — не только организованная преступность, но и кибератаки, изменение климата, незаконная миграция. При этом важнейшей проблемой для всего мира остаётся терроризм.
Современный мир полон конфликтов. При этом некоторые страны на планете выступают за идею однополярного миропорядка. К чему это приводит, можно увидеть на примере Ливии, Ирака и Сирии.
Сложившаяся архитектура мировой безопасности сейчас подвергается атакам со стороны ряда государств.
В мире руководящая роль должна сохраниться за системой международного права, которая сложилась после Второй мировой войны. Есть отдельные страны, которые выступают против мнения большинства и нарушают международные правовые нормы, пытаясь влиять на судьбу других стран.
Экстремизм – это сложное социально-политическое и криминальное явление, приверженность крайним взглядам и методам действий. Терроризм – идеология насилия ипрактика воздействия на общественное сознание. Главным оружием террористов является страх. [1, с. 12]
История терроризма насчитывает более тысячи лет. Первые террористы и смертники берут свое начало в ХI веке в Персии, где их называли ассасинами. Их лидер, фанатик Хасан-и-Саббах, поручал своим последователям убивать высокопоставленных «грешников» – евреев. Ассасины были абсолютно уверены: совершая убийство, они совершают религиозный подвиг.
В современном мире угроза терроризма приобрела глобальный характер. Терроризм наносит удары не только по России, но и по многим другим странам мира. Сейчас существует огромное количество террористических организаций, пропагандирующих множество различных идеологий. Ни для кого не секрет, что терроризм финансируется крупными государствами, и террористы давно уже стали «политическими игроками».
Террористические акты поражают своей жестокостью, с развитием технологического прогресса жертв становится все больше. Каждый год в мире от терактов умирает около 35 тысяч человек.
Человечество должно объединиться для борьбы с терроризмом. Возникла необходимость осмысленного и активного противодействия экстремизму на всех уровнях: сотрудничество государств в борьбе с терроризмом, разработка антитеррористического законодательства, привлечение армии для защиты мирного населения, тщательно спланированная работа полиции и спецслужб, правильно организованная защита гражданских объектов, обучение населения адекватному поведению в случае возникновения угрозы и оказанию помощи пострадавшим, пропаганда и воспитание правильных моральных ценностей.
Терроризм – это ненависть человека к человеку и человека к человечеству. Терроризм извращает религиозные ценности, ведь все мировые религии учат любви и состраданию к ближнему. С точки зрения законодательства, выражающего основные моральные принципы в обществе, терроризм – это тягчайшее преступление. [3, с. 88]
Анализ тенденций последних лет в системе международных отношений указывает на ее динамичное и фундаментальное изменение, появление в ней новых акторов. С течением времени все большее влияние на глобальные процессы оказывают такие субъекты, как транснациональные корпорации (ТНК), неправительственные международные организации (НМО), некоммерческие организации (НКО), а также частные военные компании (ЧВК).
Последствия экспансии ИГ вызвали острейший миграционный кризис в ЕС. По данным Европейской комиссии, в период с 2015 по 2018 г. на территорию Европейского союза прибыли более 1,65 млн нелегальных мигрантов. Этому способствовала кризисная ситуация в регионах Ближнего Востока и Северной Африки. Под видом беженцев в страны Европы проникают также члены экстремистских группировок, в частности ИГИЛ, для формирования так называемых скрытых ячеек с целью активизации террористической деятельности. Наметилась тенденция совершения терактов в традиционных местах отдыха европейцев (серия атак в Париже, атака на рождественскую ярмарку в Берлине, взрыв на концерте в Манчестере и т.д.) — все это делается с целью максимального воздействия на моральное и психологическое состояние граждан, формирование состояния перманентной напряженности и незащищенности населения перед террористической угрозой.
Следует отметить, что боевики в основном действуют в тех европейских государствах, которые формировали политическую и военную обстановку в отмеченных выше регионах, а также в странах, которые включились в антитеррористическую операцию в Сирии и Ираке.
Такое положение дел заставляет мировое сообщество реагировать на ситуацию и делать шаги к сотрудничеству против глобальной террористической угрозы. Это сотрудничество нашло свое отражение как на глобальном, так и на региональном уровнях. Оно выразилось в следующих действиях:

  • принятии Конвенции Совета Европы 2005 г. по борьбе с терроризмом;
  • выработке Глобальной стратегии ООН по борьбе с терроризмом;
  • создании специальной комиссии по борьбе с терроризмом, которая оказывает содействие государствам-членам в реализации Глобальной стратегии ООН по борьбе с терроризмом;
  • учреждении 15 июня 2017 г. Контртеррористического управления ООН.
    Кроме того, собираются международные конгрессы по данному вопросу, страны заключают договоры о сотрудничестве в вопросах защиты от террористических атак.

Заключение
Государственный строй Киевской Руси можно определить как раннефеодальную монархию. Во главе стоял киевский великий князь. В своей деятельности он опирался на дружину и совет старейшин. Управление на местах осуществляли его наместники (в городах) и волостели (в сельской местности).
В раннефеодальной монархии важную государственную и политическую роль выполняет народное собрание (вече).
«Русская Правда» является величайшим раннефеодальным кодексом Древней Руси, сложным по своему происхождению, составу и содержанию.
События начала 2020 г. показали, что раскол мирового сообщества в осознании проблем международной безопасности становится все более очевидным. Обострение американо-иранских отношений, обвинения в адрес России из-за Сирии, проблема урегулирования конфликта в Ливии – всё это говорит о разнонаправленности усилий, отсутствии консолидации мирового сообщества и общего взгляда на проблемы безопасности.
Современный мир переживает фундаментальные и динамичные изменения, связанные с процессом глобализации. С окончанием «холодной войны» происходит геополитическая реконструкция карты мира, распадаются старые и складываются новые внешнеполитические альянсы. В то же время процесс мировой глобализации стирает границы между внешней и внутренней политикой государств, между мировой и национальной культурой, приводит к общим вызовам, одним из которых является террористическая угроза.

Список использованных источников

  1. Алексеев, О. Н. Международный терроризм и борьба с ним крупнейших государств Тихоокеанского региона: автореф. дис. канд. полит. наук / О. Н. Алексеев; Дальневост. федер. ун-т. — Владивосток: [Изд-во ДВФУ], 2018. — 26 с.
  2. Долгин Н. Н., Малышев В. П. Терроризм — угроза обществу // Стратегия гражданской защиты: проблемы и исследования. 2017. — № 2. – С 25-29
  3. Зеленков М.Ю. Современный терроризм — угроза общественной безопасности РФ. — Противодействие экстремизму и терроризму: материалы международной научно-практической конференции. М.: Московская академия Следственного комитета РФ. 2017 — С. 88-93.
  4. Карамзин Н. М. История государства Российского. — Москва. — Эксмо, 2018. – 599 с.
  5. Косарев М.Н. Тенденции современного терроризма: «Исламское государство» как новая угроза безопасности. — Вестник Уральского юридического института МВД России. 2016 — № 3. — С. 20-22.
  6. Прудников М. Н. История государства и права зарубежных стран. — Москва. — Юрайт, 2018. – 366 с.
  7. Устинкин С.В., Морозова Н.М., Куконков П.И. Миграционные потоки и баланс социальных отношений в принимающем обществе. — Россия реформирующаяся: ежегодник. Вып. 16 (отв. ред. М.К. Горшков). 2018 — С. 455-471.
  8. Фитуни Л.Л., Абрамова И.О. Резервная армия ИГИЛ: Ресурс и маневр. — Азия и Африка сегодня. № 12(713). 2016. — С. 2-8.
  9. Манина М. С. Проблемы и сущность терроризма // Молодой ученый. — 2018. — №20. — С. 315-317. — URL https://moluch.ru/archive/206/50400/ (дата обращения: 26.02.2020).
  10. Мишальченко Ю. В., Шашин В. А. Понятие и сущность международной безопасности // Молодой ученый. — 2019. — №52. — С. 152-155. — URL https://moluch.ru/archive/290/65749/ (дата обращения: 26.02.2020).
Оцените статью
Поделиться с друзьями
BazaDiplomov