Контрольная Отмена крепостного права

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ 3
1 ПРЕДПОСЫЛКИ РЕФОРМЫ 6
2 ПОДГОТОВКА РЕФОРМЫ 12
3 ПРОВЕДЕНИЕ РЕФОРМЫ 16
4 ИТОГИ И ПОСЛЕДСТВИЯ РЕФОРМЫ 22
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 34
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ 39
ПРИЛОЖЕНИЕ А. МАНИФЕСТ 17 ФЕВРАЛЯ 1861 Г. 40

ВВЕДЕНИЕ
Отмена крепостного права в России явилась условием, обеспечивающим утверждение капитализма. Причиной, заставившей правительство пойти на реформы, был кризис феодально-крепостнической системы. Существование крепостного права обусловливало экономическую и политическую отсталость России. Развитие промышленности, подъем сельского хозяйства были невозможны при сохранении крепостничества. Кризис феодально-крепостнической системы вызывал обострение классовых противоречий, что находило свое выражение в развитии антифеодальной идеологии, в росте крестьянского движения, особенно в 50-е годы. Поэтому вопрос о крепостном праве и его ликвидации являлся центральной проблемой общественно-идейной борьбы в первой половине XIX в. в России.
Крымская война, обнаружившая с предельной ясностью всю отсталость крепостнического государства, заставила правительство Александра II вступить на путь I реформ. Большую роль играла в этом боязнь крестьянского восстания. Однако в тогдашних условиях отмена крепостного права революционным путем была невозможна. Крестьянское движение представляло собой стихийную борьбу, не освещенную никаким политическим сознанием. Других сил, способных бороться с самодержавием, не было.
Буржуазия, экономически зависимая от царизма, хотя и была заинтересована в ликвидации крепостного (права, но не отличалась той решительностью, с которой в конце XVIII в. выступало третье сословие во Франции на борьбу с феодальным режимом. Российская буржуазия была неспособна на революционную борьбу с самодержавием. В силу этого ее идеологи-либералы стояли на реформистских позициях. Революционные демократы, отражавшие чаяния крестьянства, были очень немногочисленны и не представляли собой какую-либо реальную силу. Вследствие этого революционная ситуация, сложившаяся в России в конце 50-х — начале 60-х годов, не могла перерасти в революцию.
«Реформа 1861 года,— писал В. И. Ленин,— осталась только реформой в силу крайней слабости, бессознательности, распыленности тех общественных элементов, интересы которых требовали преобразования». Именно это обстоятельство дало возможность правительству ограбить миллионы «освобожденных» крестьян .
Крепостнический характер реформы не изменял ее буржуазного содержания. В результате создавались условия для утверждения капитализма как господствующей общественно-экономической формации. Однако сохранение в значительной степени феодально-крепостнических пережитков тормозило процесс этого развития.
Отмена крепостного права повлекла за собой ряд буржуазных реформ (введение земств, реорганизация судебной системы, финансовые преобразования, реформа в области средней и высшей школы, введение городового положения и, наконец, военные преобразования). Эти реформы, осуществлявшиеся правительством под непосредственным влиянием общественного возбуждения и «революционного натиска», а также и крестьянского движения, означали эволюцию самодержавия по пути превращения его в буржуазную монархию.
Актуальность темы обусловлена тем, что изучение истории отмены крепостного права имеет огромное значение для понимания процесса исторического развития России в эпоху капитализма, определившего расстановку классовых сил в пореформенный период и обусловившего создание экономических и политических предпосылок для буржуазно-демократической революции .
Эта проблема неоднократно являлась предметом специального научного исследования, однако до сих пор ряд вопросов, связанных с крестьянской реформой, полностью не изучен.
Однако более важное значение имеет исследование вопроса реализации реформы и ее результатов.
Советская историческая наука много сделала для исследования данной проблемы. Наибольшее внимание обращено современными историками на изучение классовой борьбы в период подготовки и проведения крестьянской реформы. Однако более важное значение имеет исследование вопроса реализации реформы и ее результатов. Это может быть решено только на основе анализа уставных грамот по отдельным уездам и губерниям.
Крестьянская реформа 1861 года исследована в трудах зарубежных авторов. Наиболее известны труды Карла Маркса и Фридриха Энгельса. В отечественной науке отмене крепостного права посвящены труды В.И. Ленина, Федорова В. А., Орлова С А., Зайончковского П. А. и многих других ученых.
Целью исследования является определение причин и предпосылок отмены крепостного права, а также последующих результатов и итогов.
В соответствии с целью в работе поставлены следующие задачи:

  • изучить предпосылки отмены крепостного права в России;
  • проанализировать процесс подготовки к проведению реформы;
  • изучить последствия и результаты реформы крепостного права.
    Объектом исследования данной курсовой работы является крестьянская реформа 1861 года.
    Предметом исследования выступают причины отмены крепостного права, важнейшие документы Крестьянской реформы, процесс осуществления отмены крепостничества, его итоги.

1 ПРЕДПОСЫЛКИ РЕФОРМЫ
Император Александр II (1855—1881). Старший сын Николая I вступил на российский престол 19 февраля 1855 г. В отличие от отца он был достаточно хорошо подготовлен к управлению государством.
В детстве он получил прекрасное воспитание и образование. Его наставником был поэт В. А. Жуковский, праву обучал Сперанский. Составленный Жуковским «План учения» цесаревича был нацелен на «образование для добродетели». Нравственные принципы, заложенные В. А. Жуковским, значительно повлияли на формирование личности будущего царя. Как и все российские императоры, Александр с юных лет приобщался к военной службе и в 26 лет стал «полным генералом». Путешествия по России и Европе способствовали расширению кругозора наследника. Привлекая цесаревича к решению государственных вопросов, Николай ввел его в Государственный совет и Комитет министров, поручал ему руководство деятельностью Секретных комитетов по крестьянскому делу. Таким образом, 36-летний император практически и психологически был хорошо подготовлен к тому, чтобы в качестве первого лица в государстве стать одним из инициаторов освобождения крестьян. Поэтому в историю он вошел как царь «Освободитель».
По словам умиравшего Николая I, Александр II получил «команду не в добром порядке». Исход Крымской войны был ясен — Россия шла к поражению. Общество, недовольное деспотическим и бюрократическим правлением Николая, искало причины провала его внешней политики. Участились крестьянские волнения. Активизировали свою деятельность радикалы. Все это не могло не заставить нового хозяина Зимнего дворца задуматься о направлении своей внутренней политики. Это было необходимостью для развития страны, даже несмотря на консервативные взгляды Александра.
Крепостническая система организации сельского хозяйства на рубеже XVIII—XIX вв. переживала период разложения и кризиса.
Аграрно-крестьянский вопрос к середине XIX в. стал острейшей социально-политической проблемой в России. Среди европейских государств крепостное право оставалось только в ней, тормозя экономическое и социально-политическое развитие. Сохранение крепостного права было обусловлено особенностями (природой) российского самодержавия, которое с момента образования Русского государства и укрепления абсолютизма опиралось исключительно на дворянство, а потому должно было учитывать его интересы.
Многие государственные и общественные деятели понимали, что крепостное право позорит Россию и низводит ее в разряд отсталых государств. В конце XVIII — середине XIX в. российская общественность постоянно обсуждала проблему освобождения крестьян. Об этом говорили некоторые депутаты Уложенной комиссии 1767—1768гг. (И. Чупров, Ф. Полежаев, А. Д. Маслов, г. Коробьин), просветители (Н. И. Новиков, С. Е. Десницкий), А. Н. Радищев, первые русские революционеры (декабристы), либералы (славянофилы и западники), все радикально настроенные общественные деятели. Создавались различные проекты, вызванные в основном морально-этическими соображениями.
Даже правительство и консервативные круги не оставались в стороне от понимания необходимости решения крестьянского вопроса (вспомним проекты М. М. Сперанского, Н. Н. Новосильцева, деятельность Секретных комитетов по крестьянскому делу, указ об обязанных крестьянах 1842 г. и особенно реформу государственных крестьян 1837—1841 гг.). Однако попытки правительства смягчить крепостное право, дать помещикам положительный пример управления крестьянами, регламентировать их взаимоотношения оказались малоэффективными из-за сопротивления крепостников.
К середине XIX в. предпосылки, обусловившие крах крепостнической системы, созрели окончательно. Прежде всего она изжила себя экономически. Помещичье хозяйство, основанное на труде крепостных крестьян, все более приходило в упадок. Это беспокоило правительство, которое было вынуждено тратить огромные средства на поддержку помещиков.
Объективно крепостничество мешало также индустриальной модернизации страны, так как препятствовало складыванию рынка свободной рабочей силы, накоплению капиталов, вложенных в производство, повышению покупательной способности населения и развитию торговли.
Необходимость ликвидации крепостного права обусловливалась и тем, что крестьяне открыто протестовали против него. В целом антикрепостнические народные выступления в первой половине XIX в. тбыли довольно слабыми. В условиях полицейско-бюрократической системы, созданной при Николае I, они не могли вылиться в широкие крестьянские движения, потрясавшие Россию в XVII—XVIII вв. В середине XIX в. недовольство крестьян своим положением выражалось в разных формах: отказ от работы на барщине и выплаты оброка, массовые побеги (особенно в годы Крымской войны), поджоги помещичьих имений и др. Крестьянские бунты в XIX веке приобрели массовый характер. Это доказывают следующие данные: за первую четверть XIX в. было зарегистрировано 651 крестьянское волнение (в среднем по 26 волнений за год), за вторую четверть этого столетия — уже 1089 волнений (43 волнения за год), а за последнее десятилетие (1851-1860) — 1010 волнений (101 волнение за год), при этом 852 волнения приходятся на 1856-1860 гг. В дальнейшем крестьянский протест уже не ограничивался локальными, разрозненными бунтами и выливался в массовые движения, охватывавшие одновременно сотни тысяч крестьян десятков губерний.
Кроме волнений имели место быть факты убийства крестьянами помещиков и управляющих. Ум крестьян будоражили слухи о воле, распространявшиеся в то время. С 1854 года началось массовое бегство крестьян от помещиков, охватившее многие губернии.
Участились волнения в районах с нерусским населением. В 1857 г. в Грузии восстали 10 тыс. крестьян. Народное движение не могло не влиять на позицию правительства. Император Николай I в речи на заседании Государственного совета весной 1842 г. с горечью был вынужден признать: «Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его положении у нас есть зло, для всех ощутительное и очевидное, — но прикасаться к нему теперь было бы делом еще более губительным» . В этом высказывании содержится вся суть николаевской внутренней политики. С одной стороны, понимание несовершенства существующей системы, а с другой — справедливая боязнь, что подрыв одного из устоев может привести к ее полному краху.
Поражение в Крымской войне сыграло роль особо важной политической предпосылки отмены крепостного права, так как оно продемонстрировало отсталость и гнилость социально-политической системы страны. Сложившаяся после Парижского мира, подписанная Александром II, новая внешнеполитическая ситуация свидетельствовала об утрате Россией ее международного авторитета и грозила потерей влияния в Европе.
После 1856 г. в общественном мнении окончательно сложилось понимание экономической и политической необходимости отмены крепостного права. Эту идею открыто высказывали не только радикалы и либералы, но и консервативные деятели. Ярким примером служит изменение политических взглядов М. П. Погодина, который в 40-е годы был рупором консерватизма, а после Крымской войны выступил с решительной критикой самодержавно-крепостнической системы и потребовал ее реформирования. В либеральных кругах разрабатывались многочисленные записки о ненормальности, аморальности и экономической невыгодности крепостного состояния крестьян. «Прежняя система отжила свой век», — таков общий приговор одного из недавних апологетов этой системы историка М.П.Погодина, с которым нельзя не согласиться.
Наибольшую известность приобрела «Записка об освобождении крестьян», составленная юристом и историком К. Д. Кавелиным. Он писал: «Крепостное право есть камень преткновения для всякого успеха и развития России». Его план предусматривал сохранение помещичьей собственности на землю, передачу крестьянам небольших наделов, «справедливое» вознаграждение помещиков за потерю рабочих рук и предоставленную народу землю. К безоговорочному освобождению крестьян призывали А. И. Герцен в «Колоколе», Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов в журнале «Современник».
Публицистические выступления представителей разных общественно-политических направлений во второй половине 50-х годов постепенно подготовили общественное мнение страны к осознанию на зревшей потребности решения крестьянского вопроса.
Примечательно, что в среде ученых единого мнения об объективных социально-экономических предпосылках отмены крепостного права нет. Советские историки писали о кризисе феодально-крепостнической формации, большинство западных (вслед за П.Струве и А.Гершенкроном) пришли к заключению, что крепостная система хозяйствования накануне реформы 1861 года была вполне жизнеспособна . Проблема эта, видимо, требует дальнейшего исследования с использованием данных о макро- и микроуровнях социально-экономического развития предреформенных десятилетий.
В работах А.Криспа, А.Скерпана, Б.Линкольна достаточно прояснен также вопрос об экономических мотивах проведения реформы, как их понимали сами реформаторы. В основе их взглядов лежал экономический либерализм, признание роли частной инициативы в развитии экономики. При этом весьма спорным выглядит утверждение, что либеральная бюрократия не знала реалий российской действительности и лишь копировала опыт Запада. Скорее можно сказать, что она учитывала опыт Европы, но применительно к особенностям российской действительности, уклада жизни и традиций, которые ей были хорошо знакомы.
Н.А.Милютин в начале 1840-х годов вместе с А.П.Заблоцким-Десятовским специально были командированы для ознакомления с состоянием крепостной деревни. А.В.Головнин летом 1860 года был отправлен великим князем Константином Николаевичем с той же целью в центральные губернии. К.Д.Кавелин до написания своей записки об освобождении крестьян 1855 года сам занимался хозяйством и т.д. Вспоминая о выступлении Н.А.Милютина в Редакционных комиссиях в связи с разногласиями по вопросу об общине, П.П.Семенов-Тян-Шанский писал: «воспитанный на экономической европейской литературе, он, однако же, при своем государственном уме и большой восприимчивости усвоил себе знание условий русской народной жизни, внесенное в законодательную работу удачным подбором членов-экспертов».
Среди предпосылок отмены крепостного права немаловажное значение имел и накопленный в первой половине XIX века опыт обсуждения и решения крестьянского вопроса. Указы 1803 года о вольных хлебопашцах и 1842 года об обязанных крестьянах, необязательные для помещиков, а потому и малорезультативные, вместе с тем апробировали в законодательстве идеи отмены крепостного права с выкупом земли крестьянами в собственность и неразрывной связи крестьянина с землей. Локальные реформы: отмена крепостного права в прибалтийских губерниях (Лифляндия, Курляндия, Эстляндия) в 1816-1819 годах и введение инвентарей в Юго-Западном крае (Киевская, Подольская, Волынская губернии) в 1847-1848 годах были обязательны для помещиков и представляли две модели решения крестьянского вопроса, которые были учтены при подготовке отмены крепостного права.
Таким образом, отмена крепостного права была обусловлена политическими, экономическими, социальными и нравственными предпосылками.

2 ПОДГОТОВКА РЕФОРМЫ
Впервые о необходимости освобождения крестьян император заявил в речи, произнесенной в 1856 г. Перед представителями московского дворянства. Его знаменитая фраза о том, что «лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться до того времени, когда оно само собой начнет отменяться снизу» , означала, что правящие круги пришли, наконец, к мысли о необходимости реформирования государства. Среди них были члены императорской фамилии (младший брат Александра великий князь Константин Николаевич, тетка царя великая княгиня Елена Павловна), а также некоторые представители высшей бюрократии (министр внутренних дел С. С. Ланской, исполняющий должность товарища министра внутренних дел Н. А. Милютин, генерал-адъютант, граф Я. И. Ростовцев), общественные деятели (князь В. А. Черкасский, Ю. Ф. Самарин), сыгравшие выдающуюся роль в подготовке и проведении реформы.
Вначале проекты освобождения крестьян разрабатывались в традиционном для России Секретном комитете, созданном в 1857 г. «для обсуждения мер по устройству быта помещичьих крестьян».
Однако недовольство дворянства, обеспокоенного слухами о возможной отмене крепостного права, и медлительность Секретного комитета привели Александра II к мысли о необходимости учреждения нового органа, нацеленного на подготовку реформы в условиях большей гласности. Он поручил другу детских лет и генерал-губернатору В. И. Назимову обратиться к императору от имени лифляндского дворянства с просьбой о создании комиссий по разработке проекта реформы. В ответ на обращение 20 ноября 1857 г. последовал указ (рескрипт В. И. Назимову) о создании губернских комитетов «по улучшению быта помещичьих крестьян». Вскоре и другие генерал губернаторы получили аналогичные распоряжения.
Рескрипт В. И. Назимову считается началом официальной и открытой истории подготовки крестьянской реформы. В феврале 1858 г. Секретный комитет был преобразован в Главный комитет по крестьянскому делу. Его задача состояла в том, чтобы выработать общую правительственную линию в деле освобождения крестьян.
Переименование означало решительное изменение характера деятельности комитета — она перестала быть тайной. Правительство разрешило обсуждение проектов реформы и, более того, предписало дворянам проявить инициативу в решении крестьянского вопроса. Отдавая подготовку реформы в руки помещиков, правительство, с одной стороны, фактически вынудило их заняться этим вопросом, а с другой — предложило самим обеспечить максимальное удовлетворение своих интересов. Так был решен вопрос о сочетании правительственной политики и желаний господствующего класса. Крестьяне от обсуждения проекта реформы были отстранены, так как в губернских комитетах участвовали только дворяне.
В марте 1859 г. при Главном комитете были учреждены Редакционные комиссии, которые должны были собирать и обобщать все проекты, разработанные губернскими комитетами.
В поступающих с мест проектах размеры крестьянских наделов и повинностей зависели от плодородия почвы. В черноземных районах помещики были заинтересованы в сохранении земли и поэтому были против предоставления ее крестьянам. Под нажимом правительства и общественности они готовы были дать крестьянам небольшие наделы по высокой цене за десятину. В нечерноземной полосе, где земля не имела такой ценности, местные дворяне соглашались передать ее крестьянам, но за большой выкуп.
Обобщенные редакционными комиссиями проекты к октябрю 1860 г. поступили в Главный комитет. Он еще больше сократил размеры крестьянских земельных наделов, а повинности увеличил.
Разрабатывая крестьянскую реформу, правительство Александра II ясно отдавало себе отчет в ее грабительском характере и испытывало огромный страх при мысли о возможности крестьянского восстания. Поэтому еще заблаговременно правительством был принят ряд мер для предотвращения, возможных беспорядков на местах.
В конце декабря 1860 г. генерал-квартирмейстер Военного министерства генерал-адъютант барон Ливен предоставил специальную записку «Об обеспечении войсками мер для подавления крестьянских беспорядков», в которой он анализировал существующую дислокацию войск с точки зрения необходимости подавления крестьянских волнений. Рассмотрев подробно этот вопрос, он приходил к выводу, что расположение войск, существующее ныне, обеспечивает в целом возможность подавления могущих возникнуть волнений .
Вместе с тем Ливен считал необходимым точно определить заблаговременно, какие части войск должны будут привлекаться для подавления крестьянских волнений в той или иной губернии.
Синод также принимал меры к предотвращению крестьянских выступлений. Священникам рекомендовалось как в церковных поучениях, так и в специальных беседах разъяснять крестьянам необходимость добросовестного исполнения ими обязанностей по отношению к помещикам. Вместе с тем они должны были поучать крестьян, что в случае каких-либо недоразумений с помещиками они добивались бы «…защиты и облегчения… законным путем, не распространяя беспокойства в обществе и с терпением ожидали от начальства надлежащих распоряжений и действий правосудия». Далее в циркуляре подчеркивалось, что данное правительственное указание должно сохраняться в тайне, а священники должны «учить прихожан сколько благочестию, столько же и добрым делам, как в нравственном, так и в гражданском отношении» .
17 февраля 1861 г. проект реформы утвердил Государственный совет. 19 февраля его подписал Александр П. Об отмене крепостного права возвестил Манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей» (Приложение А). Этот манифест явился результатом длительной работы, которая велась правительством в Главном комитете по крестьянскому делу и в дворянских губернских комитетах. Обнародован манифест был 5 марта 1861 году.
Практические условия освобождения были определены в 22 законодательных актах, «Положениях» о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Манифест и «Положения» касались трех основных вопросов: личное освобождение крестьян, наделение их землей и выкупа земли .

3 ПРОВЕДЕНИЕ РЕФОРМЫ
Манифест предоставлял крестьянам личную свободу и общегражданские права. Отныне крестьянин мог владеть движимым и недвижимым имуществом, заключать сделки, выступать как юридическое лицо. Он освобождался от личной опеки помещика, мог без его разрешения вступать в брак, поступать на службу и в учебные заведения, менять место жительства, переходить в сословие мещан и купцов. Правительство начало создавать органы местного самоуправления освобожденных крестьян.
Вместе с тем личная свобода крестьянина ограничивалась. В первую очередь это касалось сохранения общины. Общинная собственность на землю, переделы наделов, круговая порука (особенно при выплате налогов и выполнении государственных повинностей) тормозили буржуазную эволюцию деревни. Крестьяне оставались единственным сословием, которое платило подушную подать, несло рекрутскую повинность и могло быть подвергнуто телесному наказанию.
Наделы. «Положения» регламентировали наделение крестьян землей. Размеры наделов зависели от плодородности почвы. Территория России была условно разделена на три полосы: черноземную, нечерноземную и степную. В каждой из них устанавливался высший и низший размеры крестьянского полевого надела (высший — больше которого крестьянин не мог требовать у помещика, низший — меньше которого помещик не должен был предлагать крестьянину). В этих пределах заключалась добровольная сделка крестьянской общины с помещиком. Их взаимоотношения окончательно закрепляли уставные грамоты. Если помещик и крестьяне не приходили к соглашению, то для урегулирования спора привлекались мировые посредники.
Среди них были в основном защитники интересов дворян, однако некоторые прогрессивные общественные деятели (писатель Л. Н. Толстой, физиолог И. М. Сеченов, биолог К. А. Тимирязев и др.), став мировыми посредниками, отражали интересы крестьянства, как мало защищенного слоя общества.
При решении земельного вопроса крестьянские наделы были значительно урезаны. Если до реформы крестьянин пользовался наделом, превышающим высшую норму в каждой полосе, то этот «излишек» отчуждался в пользу помещика. В черноземной полосе отрезали от 26 до 40% земли, в нечерноземной— 10%. В целом по стране крестьяне получили на 20% земли меньше, чем они обрабатывали до реформы. Так образовались отрезки, отобранные помещиками у крестьян. Традиционно считая эту землю своей, крестьяне боролись за ее возвращение вплоть до 1917 г .
При размежевании пахотных угодий помещики стремились к тому, чтобы их земля вклинивалась в крестьянские наделы. Так появилась чересполосица, заставлявшая крестьянина арендовать помещичью землю, выплачивая ее стоимость или деньгами, или полевыми работами (отработки).
Между тем, что касается выкупа, то получая землю, крестьяне были обязаны оплатить ее стоимость. Рыночная цена земли, переданной крестьянам, реально составляла 544 млн. рублей. Однако разработанная правительством формула расчета стоимости земли повысила ее цену до 867 млн. рублей, т. е. в 1,5 раза. Следовательно, как и наделение землей, так и выкупная сделка осуществлялись исключительно в интересах дворянства.
У крестьян не было денег, необходимых для выкупа земли. Чтобы помещики получили выкупные суммы единовременно, государство предоставило крестьянам ссуду в размере 80% стоимости наделов. Остальные 20% крестьянская община платила помещику сама. В течение 49 лет крестьяне должны были возвратить ссуду государству в форме выкупных платежей с начислением 6% годовых. К 1906 г., когда крестьяне упорной борьбой добились отмены выкупных платежей, они уже выплатили государству около 2 млрд. рублей, т. е. почти в 4 раза больше реальной рыночной стоимости земли в 1861 г.
Выплата крестьянами помещику растянулась на 20 лет. Она породила специфическое временнообязанное состояние крестьян, которые должны были платить оброк и выполнять некоторые повинности до тех пор, пока полностью не выкупят свой надел, т. е. 20% стоимости земли. Только в 1881 г. был издан закон о ликвидации временнообязанного положения крестьян.
Обнародование «Положений» сразу же вызвало мощный подъем крестьянского движения. Сохраняя наивную веру в царя, крестьяне отказывались верить в подлинность манифеста и «Положений», утверждая, что царь дал «настоящую волю», а дворянство и чиновники либо ее подменили, либо истолковывают в своих корыстных интересах. Среди крестьян появились люди, пытавшиеся толковать «Положения» с точки зрения крестьянских интересов.
Крестьянское движение на первых порах проявилось главным образом в отказе от выполнения барщины и уплаты оброка. Объективно оно означало борьбу за ликвидацию феодально-крепостнических отношений. Уже в марте, по далеко не полным данным Министерства внутренних дел, волнения крестьян происходили в 7 губерниях: Волынской, Черниговской, Могилевской, Гродненской, Витебской, Ковенской и Петербургской. В течение апреля, по этим же данным, «случаи неисполнения и сопротивления крестьян закону» имели место в 28 губерниях, в мае — в 32. Это был период наибольшего подъема крестьянского движения. Наибольший размах весной 1861 г. крестьянское движение получило в Казанской, Пензенской, Тамбовской, Саратовской, Черниговской, Виленской, Ковенской и Смоленской губерниях.
В первой половине апреля крупное выступление крестьян произошло в селе Бездне Спасского уезда Казанской губернии. В этом выступлении чрезвычайно ярко обнаруживаются стремления и чаяния крестьянства — жажда подлинной воли, которая в их сознании неразрывно связывалась с правом на землю .
Наиболее крупным событием в крестьянском движении весны 1861 г. явилось выступление крестьян в Чембарском и Керенском уездах Пензенской губернии, распространившееся также и на соседние уезды Тамбовской губернии.
Размах крестьянского движения в той или иной губернии определялся рядом местных условий: степенью эксплуатации крестьян помещиками, степенью ограбления их в период подготовки реформы, наличием местных вожаков и, наконец, степенью концентрации самих помещичьих крестьян. Наибольшего размаха крестьянское движение достигло в апреле—мае.
Крестьянское движение весной 1861 г. характеризовало собой новый и наивысший этап массового движения. Начиная с июня наблюдается спад крестьянского движения. Так, в мае, по данным Министерства внутренних дел, крестьянское движение наблюдалось в 32 губерниях, в июне — в 16, в июле — в 12 .
Как правило, движение подавлялось вооруженной силой. Значительная часть войск, как указывалось выше, находилась в непрерывном движении, переходя для экзекуции из одних населенных пунктов в другие. Определить количество деревень, в которых волнения были подавлены войсками, также не представляется возможным. Сплошь и рядом то или иное подразделение сажали на крестьянские подводы и направляли по уезду согласно маршруту, данному земским исправником.
Несмотря на размах крестьянского движения и его активность, оно по-прежнему продолжало оставаться стихийным и неорганизованным, царистским по своему характеру, не имевшим никакой политической программы. Крестьяне отказываются признать подлинность «Положений 19 февраля», полагая, что помещики и чиновники «подменили» дарованную царем «настоящую волю».
С середины 1861 г. наступает второй период крестьянского движения, характеризовавшийся значительно меньшим размахом, а также менее активными формами борьбы: отказом крестьян от выполнения повинностей помещикам и главным образом борьбой против составления уставных грамот, т. е. отказом крестьян подписывать их.
Революционные демократы, отражавшие интересы крестьянских масс, встретили «Положения» резко отрицательно. Н. Г. Чернышевский, по-видимому, еще до опубликования их пишет прокламацию «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон», основная мысль которой заключалась в призыве крестьянских масс к восстанию против самодержавия. Подробно анализируя условия отмены крепостного права и вскрывая их грабительский характер, Чернышевский старается убедить крестьян, что главным виновником является сам царь.
Итак, правительство, боясь всероссийского крестьянского восстания в период объявления «Положений 19 февраля», предприняло ряд различных мер для его предотвращения, вплоть до разработки детального плана борьбы с восставшими в Петербурге. Однако массовое крестьянское движение весны 1861 г., несмотря на большие размеры его, не превратилось во всероссийское. «В России,—писал В. И. Ленин,— в 1861 году народ, сотни лет бывший в рабстве у помещиков, не в состоянии был подняться на широкую, открытую, сознательную борьбу за свободу» . Все эти волнения к тому же носили царистский характер, представляя собой, в сознании крестьян, выступления против плохих помещиков и чиновников, обманывавших хорошего и доброго царя-батюшку.
Проведение в жизнь крестьянской реформы практически заключалось в первую очередь в составлении и введении в действие уставных грамот, определявших как размеры отведенной крестьянам земли, так и взимавшихся за пользование ею повинности.
Составление уставных грамот было неразрывно связано с созданием института мировых посредников, а также с организацией сельского и волостного крестьянского общественного управления. Эти крестьянские учреждения, носившие ярко выраженный полицейско-фискальный характер, призваны были оказывать непосредственную помощь мировым посредникам в деле реализации «Положений 19 февраля» и обеспечивать всеми средствами их выполнение. Правительство и дворянство так именно и рассматривали назначение крестьянских учреждений.

4 ИТОГИ И ПОСЛЕДСТВИЯ РЕФОРМЫ
Великой назвали современники реформу 1861 г. Она принесла свободу более чем 30 миллионам крепостных крестьян, расчистила дорогу для становления буржуазных отношений, экономической модернизации страны .
Однако реформа носила двойственный характер. Она была сложным компромиссом между государством и всем обществом, между двумя основными сословиями (помещиками и крестьянами), а также между различными общественно-политическими течениями. Процесс подготовки реформы и ее реализация позволили сохранить помещичье землевладение, обрекли российских крестьян на малоземелье, нищету и экономическую зависимость от помещиков. Реформа 1861 г. не сняла аграрный вопрос в России, который оставался центральным и наиболее острым во второй половине XIX — начале XX в.
19 февраля 1870 г. наступил новый этап реализации реформы. По истечении девятилетнего срока со дня издания «Положений 19 февраля» крестьянам было предоставлено право отказа от наделов. Правительство выражало большие опасения, что это может вызвать массовые крестьянские волнения. Однако этого не произошло. Крестьянство, ограбленное реформой, было поставлено в такие экономические условия, которые не давали ему возможности осуществить это право, по крайней мере в большинстве губерний. В первые годы после наступления девятилетнего срока отказы от земли не получили большого распространения, а волнения крестьян не приобрели массовых размеров.
«Наступление с 19 февраля 1870 г. нового периода крестьянского дела, — писал министр внутренних дел во «всеподданнейшем докладе» 26 июня 1870 г.,— по настоящее время не вызвало нигде важных беспорядков… Возникавшие недоразумения ограничились отдельными селениями и прекращались весьма легко, без принятия каких-либо исключительных мер. Всех случаев беспорядков с 19 февраля по сие время было по 17 губерниям 21… По отзывам губернаторов, случаев общего стремления крестьян к отказам от надела доселе не замечается, но в некоторых местностях проявлялись отдельные движения» .
В течение первого года, с 19 февраля 1870 г. по 19 февраля 1871 г., отказы от земли имели место в Курской, Пензенской, Харъковской, Херсонской, Самарской, Симбирской, Оренбургской, Вятской, Нижегородской и Уфимской губерниях. При этом случаев отказов целыми обществами было 19, и 2843 души отказались от надела индивидуально. Основным мотивом отказа от наделов было стремление к переселению на свободные земли.
На протяжении 70-х годов продолжался выкуп крестьянами своих наделов. До 1881 г. в разряд крестьян-собственников начиная с 1861 г. перешло 8 617 322. Число временнообязанных к этому времени составляло 1552 403 ревизских души. Таким образом, за период 70-х годов, точнее за 11 лет, было переведено на выкуп 1937 978 ревизских душ. Переход крестьян на выкуп явился одним из существенных условий для развития капитализма в деревне. Это находило свое выражение в первую очередь в разложении крестьянства. Уже в начале, 70-х годов об этом содержатся краткие указания в материалах так называемой валуевской комиссии. Так, о положении крестьян нечерноземных губерний в материалах говорилось, что «в этих местностях, по некоторым заявлениям, разбогатело небольшое число крестьян, большинство же обеднело; среднее по достатку состояние крестьян стало исчезать» .
Наиболее полно этот процесс находит свое отражение в материалах земской статистики. В. И. Ленин в результате обработки этих данных, в частности, по Днепровскому, Мелитопольскому и Бердянскому уездам Таврической губернии показывает, что у высшей группы крестьян, составлявших 20% общего числа дворов, была сосредоточена значительная часть земли, посевов, скота и т. д. Так, в их руках находилось 78,8% всей купчей земли, 61,9% арендованной, 44,6% скота, 85,5% улучшенных орудий.
В руках же низшей группы, составлявшей 50% всех дворов, находилось 12,8% купчей земли, 13,8% арендованной, 26,6% скота и 3,6% улучшенных орудий. Если высшая группа сдавала в аренду 9,7% своей надельной земли, то у низшей этот процент составлял 72,7.
Необходимо сказать, что крестьяне жили гораздо лучше там, где они получили больше земли и где платежи за землю были ниже. Это довольно ясно обнаруживается на примере Литвы и Белоруссии, где в результате польского национально-освободительного восстания были пересмотрены условия реформы 1861 г.
Однако развитие капитализма в деревне задерживалось сохранением феодально-крепостнических пережитков. Эти пережитки находили свое выражение в сохранении помещичьего землевладения, следствием чего и являлись различные формы и методы притеснения крестьян.
В результате реформы значительная часть земель осталась у помещиков. Так, по данным «Статистики поземельной собственности и населенных мест Европейской России», относящимся к концу 70-х годов, у 114 716 дворян было 73 163 744 десятины земли, а у 22 396 069 ревизских душ крестьян—116 854 855 десятин надельной земли. Таким образом, на одного помещика приходилось в среднем 637 десятин земли, а на одну ревизскую душу — 5,2 десятины.
Помещичье хозяйство также эволюционировало по капиталистическому пути. Сохранившаяся в результате реформы феодальная собственность в условиях развития капитализма значительно меняет свой характер. Во-первых, землевладение перестает, быть сословной привилегией дворянства, причем земля становится товаром. Это вело к постепенному сокращению дворянского землевладения за счет увеличения купеческого и крестьянского. За 28 лет, с 1877 по 1905 г., дворянское землевладение уменьшилось на 19 907 781 десятину, а крестьянское увеличилось на 7 426 455 десятин. Во-вторых, особенность феодального землевладения состоит в наделении непосредственных производителей землей, что является одним из основных условий системы эксплуатации при феодализме. В пореформенный же период вся земля находилась в непосредственном распоряжении землевладельца.
Переход к новой, капиталистической системе хозяйства оказался для основной массы дворянства невозможным. Для этого не хватало ни умения, ни средств. Ведению хозяйства «по старинке» способствовало сохранение крепостнических пережитков. Однако, несмотря на это, значительная часть имений мелко- и среднепоместных дворян приходила в упадок, а владельцы их постепенно разорялись. Происходил процесс «оскудения дворянства», получивший широкое освещение в русской классической литературе.
После отмены крепостного права отношения резко изменились. Эволюция помещичьего хозяйства по пути капитализма протекала особенно интенсивно там, где феодально-крепостнические пережитки были незначительны, как например на юге России. Уже в 70—80-е годы здесь создаются крупные капиталистические организованные имения. Так, в начале 90-х годов в Таврической губернии Фальц-Фейн, владевший 200 тыс. десятин земли, и граф Мордвинов — 80 тыс. десятин организуют чисто капиталистическое хозяйство. В 1893 г. в имении Фальц-Фейна на сенокосе работало 1100 машин. О распространении сельскохозяйственных машин и орудий достаточно говорят следующие цифры: в 1876 г. в 4 южных губерниях (области Войска Донского, Екатеринославской, Таврической и Херсонской) было приобретено машин на 280 тыс. руб., в 1890 г.—на 2 360 тыс. руб. ив 1894 г.— на 6 183 тыс. руб. Все эти хозяйства применяли в широких размерах вольнонаемный труд .
Эволюция помещичьего хозяйства по капиталистическому пути была неразрывно связана с процессом разложения крестьянства. Это привело к внедрению в сельское хозяйство машин, а последнее приводило к развитию чисто капиталистических производственных отношений. Этот пример достаточно ярко характеризует взаимодействие производственных отношений и производительных сил и указывает на революционизирующее значение первых.
Ограбление крестьян помещиками, отрезавшими у них лучшие земли, непомерно высокие выкупные платежи, а также другие повинности, политическое бесправие крестьянских масс в условиях сохранения самодержавно-дворянского строя — все это обрекало крестьян на нищенское существование, обусловливало деградацию крестьянского хозяйства. Как уже отмечалось, крестьянство по «Положениям 19 февраля» должно было заплатить за землю значительно выше ее действительной стоимости. Помещики получили более 200 млн. руб. сверх действительной стоимости земли, что значительно превышало ее продажную цену. Однако эти цифры не определяют того, что в действительности заплатили крестьяне.
Выкупные платежи, не соответствовавшие действительной стоимости земли, а также различные повинности, взимавшиеся с крестьян, крайне тяжело отражались на их положении. Особенно тяжелым было положение бывших помещичьих крестьян, выкупные платежи которых были значительно выше, чем у удельных. В наиболее благоприятном положении оказывались государственные крестьяне, с которых взималась оброчная подать, по своим размерам значительно уступавшая не только выкупным платежам помещичьих, но и удельных крестьян. Если принять повинности, взимавшиеся с одной десятины земли бывших государственных крестьян за 100%, то повинности бывших удельных крестьян составляли от 108 до 135%, бывших помещичьих крестьян — от 141 до 208%.
Наличие общины и круговой поруки крайне отрицательно сказывалось на процессе экономического развития деревни, тормозя процесс дифференциации крестьянства, в частности рост сельской буржуазии.
Вред общины и круговой поруки прекрасно понимал довольно консервативный по своему образу мыслей министр внутренних дел П. А. Валуев. В одном из своих докладов царю «О положении крестьянского дела» он писал: «Недоимки… обращаются в разорение отдельных членов общества на основании начал круговой поруки» .
В другом своем докладе Валуев прямо указывает на огромное значение перехода от общинного к подворному землевладению «с политической точки зрения», с точки зрения интересов самодержавно-дворянского государства.
Нередко бывали случаи, когда крестьяне отказывались подписывать уставные грамоты, требуя отмены круговой поруки.
Истощение надельных земель достигало таких размеров, что крестьяне нередко забрасывали их, предпочитая арендовать земли у соседних помещиков.
Разорение и нищета крестьянства сочетались с полнейшим бесправием его, полным подчинением органам общественного крестьянского управления, целиком зависимым от местной администрации. «Волостное и сельское выборное управление,— писал народнический публицист С. А. Приклонский,— у нас служит плохой декорацией, за которой скрывается власть полицейского чиновника — единственный рычаг, приводящий в движение всю систему так называемого крестьянского самоуправления».
Действительно, органы крестьянского «самоуправления» целиком зависели первоначально от местных дворян в лице мировых посредников, а после уничтожения последних, в 1874 г., от полицейской администрации. «Самоуправление» явилось просто фикцией, и выборные должности замещались по указанию помещика и местных кулаков-мироедов. Произвол и всякого рода беззакония представителей крестьянской администрации были повседневным явлением.
Анализируя все эти данные, невольно возникает вопрос — какое влияние оказала отмена крепостного права на положение крестьянства: улучшила или ухудшила она его? На этот вопрос необходимо решительно сказать— улучшила. Личная свобода, обретенная крестьянством, имела, бесспорно, огромное положительное значение. Если повинности в какой-то степени сохранялись в форме выкупных платежей на том же уровне, то различные дополнительные натуральные сборы и повинности были ликвидированы.
Отмена крепостного права создала возможности для бурного развития капитализма. Это в свою очередь привело к разложению крестьянства, к уходу части населения в город. Вполне естественно, что этот процесс приводил к массовому разорению широких слоев деревенских жителей, к концентрации богатства в руках относительно незначительной части — сельской буржуазии. Это создавало представление о деградации сельского хозяйства в целом — представление явно ошибочное.
Не надо забывать к тому же, что процесс разложения крестьянства, крайне мучительный для основных его масс, отягощался наличием феодально-крепостнических пережитков.
Крестьянская реформа, ограбившая крестьян, не ликвидировала целиком основного противоречия феодального общества, противоречия между помещиками и крестьянами, но все же значительно ослабила их. Разорение и нищета пореформенного крестьянства, произвол и издевательство над ним местной администрации — все это усиливало, обостряло недовольство крестьянства, что находило свое выражение в крестьянском движении. И если правительству удалось при помощи пуль и розг подавить крестьянское движение 1861—1863 гг., то это вовсе не означало его полной ликвидации.
Несмотря на значительное уменьшение количества выступлений по сравнению с началом 60-х годов и исключительно локальный и преимущественно пассивный характер движения, крестьянство, не желая мириться с существующим порядком вещей, продолжало борьбу против помещиков. Это находило свое выражение в захватах помещичьих земель, отрезанных у крестьян во время реформы, в сопротивлении межевым работам, в уклонении от выкупных платежей и в других различных формах протеста. Нередко этот протест приобретал длительный и упорный характер.
И на протяжении 70-х годов крестьянское движение не прекращалось. Наиболее крупные выступления, охватившие несколько волостей, наблюдались среди государственных крестьян и были связаны с выдачей им владенных записей.
В этот период складывается напряженная обстановка в стране. С одной стороны, борьба революционных народников, проявлявшаяся в серии политических убийств, а также покушений на Александра II, с другой рост оппозиционных настроений, некоторое усиление массового движения в деревне и распространение слухов о «черном переделе», оживление стачечной борьбы рабочих — все это свидетельствовало о нарастании революционной ситуации. Большое влияние на это оказала русско-турецкая война 1877—1878 гг. Правительство особенно боялось соединения народнической борьбы с массовым движением в деревне. Несмотря на реакцию, террористическая деятельность народников не прекращалась, повергая правительство в ужас и смятение.
Основным результатом реформы явилось развитие капитализма в деревне, главным выражением которого был процесс разложения крестьянства. Однако процесс этот всячески задерживался наличием феодально-крепостнических пережитков, обусловленных грабительским характером реформы. Это находило свое выражение в сохранении кабальных форм эксплуатации — отработок.
После отмены крепостного права крестьянское движение в деревне по-прежнему имело место. Однако размеры его после окончания составления уставных грамот невелики. Собственно, на протяжении 70-х годов наиболее активную роль играют государственные крестьяне. На них и падает наибольшее число крупных волнений со второй половины 60-х годов.
Однако реформы эти не смогли существенно повлиять на положение крестьянства. К тому же на протяжении 80-х и начала 90-х годов правительство, воспользовавшись благоприятной для себя обстановкой, значительно усиливает феодальные пережитки в деревне, проводит ряд законов, ограничивающих права крестьян и усиливающих над ними власть дворян-помещиков. Но политика, рассчитанная на усиление феодально-крепостнических пережитков, все же не могла принести заметных плодов. В деревне бурно протекал процесс развития капитализма.
Отмена крепостного права знаменовала собой утверждение в России капитализма как господствующей общественно-экономической формации. Однако капиталистические отношения складывались еще в недрах старого, феодального строя.
Во второй четверти века в России возникает кризис феодальной системы, означавший, что дальнейшее экономическое развитие страны на базе существующей крепостнической системы хозяйства становилось невозможным. Если наступивший кризис не привел к экономическому упадку ни в сельском хозяйстве, ни в промышленности, то это произошло лишь потому, что дальнейшее развитие происходило на базе новых, капиталистических отношений, вопреки господствовавшей крепостнической системе. Именно это обстоятельство обусловливало известные успехи в развитии сельского хозяйства, а также отдельных отраслей промышленности.
Некоторые помещики отдавали себе отчет в преимуществе свободного труда перед крепостным, следствием чего было не только практическое применение первого, но и понимание необходимости отмены крепостного права. Однако на протяжении первой половины века эти помещики представляли собой в буквальном смысле слова исключение в общей массе дворян-крепостников, стремившихся во что бы то ни стало сохранить существующий порядок вещей.
Кризис феодально-крепостнической системы ухудшал положение крестьянства, вызвав известный рост крестьянского движения.
Вовлеченное всем ходом исторического развития в орбиту экономического прогресса, правительство, не смотря на его феодальный характер, понимало необходимость развития промышленности и торговли. Это определялось стремлением укрепить экономическую основу государства, и в первую очередь ее военную мощь.
Вместе с тем правительство осознавало, что существование крепостного права представляет большую опасность для государства, имея в виду возможность крестьянского восстания. Все это определило стремление правительства в лице Александра I и Николая I выступать порой с предложениями об отмене крепостного права. Однако предложения эти носили по существу абстрактный характер. Самодержавие не могло пойти на этот шаг вопреки воле дворянства, не имея почти никакого сочувствия по этому вопросу внутри данного класса. Именно это, на наш взгляд, и определило всю беспочвенность правительственных стремлений.
Крымская война потрясла всю существующую систему, вскрыла не только экономическую отсталость России, но и обнаружила всю порочность государственной системы в целом — системы, базировавшейся на лжи и лицемерии.
Под влиянием войны некоторая, хотя численно и небольшая, часть дворянства начинает понимать необходимость отмены крепостного права.
Вместе с тем правительство, и в первую очередь Александр II, было испугано массовым крестьянским движением, получившим во время войны большое распространение.
Если отмена крепостного права была вызвана всем ходом экономического развития, что обнаружилось с достаточной очевидностью в период Крымской войны, то непосредственным поводом, толкнувшим Александра II на этот путь, была боязнь крестьянского восстания. Однако отменить крепостное право Александр II смог только потому, что его поддерживала небольшая по численности группа и либерального и консервативного дворянства, понимавшая необходимость отмены крепостного права, руководствуясь при этом различными по своему характеру соображениями. Боязнь крестьянского восстания имела для этой части консервативного дворянства решающее значение.
Напряженная обстановка, сложившаяся в деревне в период подготовки реформы и характеризовавшаяся известным ростом крестьянских волнений, заставила правительство пойти на пересмотр первоначальной программы реформы в сторону ее радикализации. С другой стороны, ухудшение проекта Редакционных комиссий в 1860 г. говорило о том, что положение в деревне в тот момент не вызывало больших опасений правительства.
Прекрасно понимая, что крестьянство отрицательно отнесется к содержанию реформы, правительство принимает целый ряд мер для предотвращения крестьянских выступлений, в том числе и на случай восстания в Петербурге.
Несмотря на широкий размах крестьянских выступлений, они по-прежнему оставались царистскими. Основной мотив этих выступлений заключался в борьбе за подлинную волю, которую якобы дал царь, а баре и чиновники ее скрыли.
К тому же отсутствие класса, способного повести за собой крестьянство, также определяло собой невозможность революционного взрыва. Нараставшая революционная ситуация не могла перерасти в революцию.
Итак, отмена крепостного права создала условия для утверждения в России капитализма. Эти условия заключались в личном освобождении свыше 30 млн. помещичьих крестьян, частично лишенных средств производства. Именно личное, освобождение крестьян явилось одним из решающих условий, которое обеспечило победу новой, капиталистической системы хозяйства. Перевод крестьян на выкуп означал фактически ликвидацию крепостнических отношений. Несмотря на сохранение феодально-крепостнических пережитков в виде различных форм отработок, капиталистические производственные отношения постепенно, хотя и медленно, занимают господствующее положение.
Однако реформа сохраняла большое количество феодально-крепостнических пережитков, что и характеризовало ее грабительский характер. Во-первых, у крестьян отрезали некоторую часть их земель и в основном именно ту часть, без которой они не могли обходиться. Именно это обстоятельство и давало возможность помещикам кабалить крестьян, что находило свое выражение в отработочной системе.
Наиболее грабительский характер имели условия выкупа — «Положение о выкупе». Благодаря этим условиям крестьяне потеряли наибольшее количество земли, «добровольно» отказываясь от нее вследствие непомерно высокой ее стоимости.
Наделы, полученные помещичьими крестьянами в результате реформы, были в большинстве своем совершенно недостаточными в условиях тогдашней системы землепользования (община) и существовавшей культуры земледелия.
Малоземелье, различные сохранившиеся формы крепостнической кабалы определили крайне тяжелое положение пореформенной деревни. Однако отмена крепостного права создала условия для развития капитализма как в городе, так и в деревне. Основным результатом этого развития в сельском хозяйстве явился процесс разложения крестьянства. Процесс этот мог бы протекать значительно быстрее, если бы, однако, остатки старого всячески не тормозили развитие капитализма.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Результаты реформ середины XIX века, в том числе и отмены крепостного права, постоянно являются предметом исследования и анализа со стороны ученых.
Так, для большинства советских историков реформы – это водораздел, отделяющий период феодализма от периода капитализма, для многих западных исследователей – рубеж между традиционным и современным обществом.
П. Готрелл предложил иную интерпретацию. Она состоит в том, что «реформы совпали с периодом ускорения экономического роста, а не положили ему начало… Несомненно, реформы имели большое политическое и социальное значение, но их экономическое влияние следует оценивать весьма осторожно» .
Если иметь в виду точный смысл законодательства 1861 года, то надо признать, что оно и не было рассчитано на единовременную перестройку помещичьего и крестьянство хозяйств, тем более – на единовременный переворот в экономике в целом. Время достижения конечной цели реформы – отделения крестьянского хозяйства от помещичьего и образования крестьянской земельной собственности – не устанавливалось, хотя предполагалось, что переход всех крестьян на выкуп совершится через 20 лет. Этот расчет Н.Милютина оправдался с абсолютной точностью: уже к 1870 году около половины временнобязанных крестьян перешло на выкуп, к 1881 году их стало 85%, и тогда правительство признало обязательным выкуп для оставшихся 15% .
С переходом на выкуп надельной земли крестьяне номинально становились собственниками, однако сам по себе этот юридический статус не означал свободного развития самостоятельного мелкого крестьянского хозяйства, к чему стремились реформаторы. Ряд важных положений реформы, на которые они вынуждены были пойти, затруднял осуществление конечной цели. Вопрос о влиянии отмены крепостного права на развитие помещичьего и крестьянского хозяйства еще недостаточно изучен.
В отличие от аграрных преобразований в Австрии и Пруссии, опыт которых учитывался при подготовке законодательства 1861 года, самодержавие не вложило в крестьянскую реформу ни рубля. Напротив, оно сделало ее выгодной для государства. Наряду с малоземельем, обременительными повинностями и выкупными платежами, сдерживала развитие инициативы, самостоятельности, применение новой агротехники в крестьянском хозяйстве община. Вообще следует признать, что, сохраняя общину, законы в определенной степени расшатывали понятия крестьян о собственности. Кроме того, сохранение переделов земли, круговой поруки, специфических форм землепользования означало закрепление преобладания коллективизма над индивидуализмом, «мы» над «я». Это было более чем существенное отличие от западных моделей аграрных преобразований. Слабость понятий о собственности в сознании нации, слабость позиций собственников открывали путь к усилению бюрократии независимо от либеральных целей реформаторов.
Противоположность ставших традиционными выводов новым подходам, предложенным в современной литературе, приводит к одному несомненному заключению: проблема реализации реформы 1861 года требует пристального внимания и дальнейших конкретных исследований, в первую очередь региональных. И они уже появляются. Так, Д.В.Ковалев пришел к выводу, что в московском регионе к концу XIX века развернулся беспрецедентный для России процесс перехода крестьянских общин от традиционного трехпольного хозяйства к интенсивному многопольному с ориентацией на производство новых товарных видов сельскохозяйственной продукции. Вместе с тем, развитие неземледельческих промыслов привело к всплеску промысловой миграции крестьянства. Возникновение противоречия между традиционными социально-правовыми институтами и менявшимися реалиями пореформенной деревни требовало законодательных решений. Это создавало объективные предпосылки для аграрных преобразований П.А.Столыпина .
Интересный и перспективный подход к изучению реализации крестьянской реформы на микроуровне наметил А.Уайлдмен. Учитывая не только цифровой материал, но сам текст уставных грамот, он пришел к выводу, что «отрезки» производились часто по просьбе самих крестьян, заинтересованных в сокращении повинностей, а не в получении большего участка земли. С другой стороны, нужда в деньгах объясняет нежелание помещиков иногда производить «отрезку» надела даже тогда, когда крестьяне этого требовали. А в целом система максимальных и минимальных наделов, принятая реформой, как считает Уайлдмен, обеспечивала, в первую очередь, финансовые интересы государства. Такой подход позволяет понять не только сам факт состоявшейся сделки, но и мотивацию поведения сторон, их представление о своих хозяйственных интересах. Еще одно направление в изучении реализации реформы намечено в специальном исследовании о крестьянах-дарственниках, их хозяйственном положении по сравнению с вышедшей на выкуп деревней .
Разумеется, аграрный сектор после отмены крепостного права развивался. Помещики-предприниматели и часть зажиточных крестьян, сумевших воспользоваться новой ситуацией, в некоторых регионах страны активно развивали товарное хозяйство. Сбор хлеба вырос за вторую половину XIX века в два раза, хлебный экспорт России – в 5,5 раз (7 324 млн. т). К 1890-м годам на рынок поступало 50% от чистого сбора хлебов. Землевладение постепенно, но неуклонно утрачивало исключительно сословный характер. К началу XX века дворянство сохранило только 60% своей земельной собственности. Росло землевладение крестьян-предпринимателей. Вместе с тем далеко не для всей массы крестьян товарное рыночное хозяйство стало реальностью.
Крестьянское дело, которое требовало особого внимания и развития заложенных в реформе 1861 года начал, в течение почти двух десятилетий – до конца 1870-х годов оказалось на обочине правительственной политики. Возникавшие серьезные проблемы не получали решения. Уже в середине 1860-х годов М.Х.Рейтерн в своих всеподданнейших докладах обращал внимание на непосильность, разорительность повинностей и выкупных платежей для освобожденных крестьян. Но ни сам министр финансов, ни правительство в целом не предпринимали никаких мер для решения возникавших в ходе реализации крестьянской реформы трудностей, для достижения конечной цели реформы – создания самостоятельного мелкого крестьянского хозяйства . Ставился, но не был решен вопрос об общине.
К концу XIX – началу XX веков возможность продолжения реформ, решительно и радикально начатых отменой крепостного права, была упущена, что поняли и почувствовали немногие из оставшихся в живых реформаторов. Россия вступала в XX век – век революций и потрясений, которых они так стремились избежать.
Невозможно найти событие в истории России всего XIX века, которое по масштабам и глубине воздействия на все стороны бытия могло бы сравниться с «великими» реформами 1860-1870 годов, локомотивом которых являлась крестьянская реформа.
Именно ее значимостью, поистине судьбоносными для страны последствиями объясняется внимание ученых, публицистов, общественных и политических деятелей к проблеме подготовки и осуществления крестьянской реформы вот уже без малого полтора столетия.
Отменой крепостного права было положено начало эпохе так называемых «великих реформ», коснувшихся различных сторон общественно-политической жизни России и часто в научно-популярной литературе именуемых «революцией сверху» или «переворотом». Однако вплоть до сегодняшнего дня в истории остается ряд нерешенных проблем, касающихся данной эпохи.
С одной стороны, отмена крепостного права в России – это «перелом», «поворотный пункт» истории России. Таковы оценки, в которых сходятся сами законодатели и их оппоненты, современники эпохи в России и за ее пределами, многие исследователи, для которых эта тема всегда представляла и будет представлять интерес.
С другой стороны, в определенные периоды, например, во время революции 1905-1907 гг. или горбачевской перестройки, интерес к истории реформ Александра II приобретал особую остроту и политическую окраску.
В связи с проводимыми в настоящее время в России земельными реформами актуален вопрос отмены крепостного права и наделения крестьян землями и сегодня.
По праву многие ученые называют реформу величайшим прогрессивным событием в русской истории. Она положила начало ускоренной модернизации страны, то есть переходу, притом высокими темпами, от аграрного к индустриальному обществу.
В то же время, как справедливо говорят и другие авторы, интересы помещиков и, особенно, государства в реформе учитывались больше, чем крестьян, что предопределило сохранение ряда фундаментальных пережитков крепостничества и элементов традиционных структур. Следствием этого стала земельная неустроенность крестьян, которые не получили угодий (леса, пастбища и т.д.), что затрудняло хозяйствование.
Сняв остроту противоречий и добившись динамичного экономического развития при относительной политической стабильности в результате реформы, последняя постепенно отказывалась от продолжения либеральных преобразований.
И, как следствие, проблемы, нарастая как снежный ком, в итоге и привели к революционным потрясениям начала ХХ века.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Зайончковский, П.А. Отмена крепостного права в России / П.А. Зайончковский, М., 1968 – 366 с.
  2. Исаев И.А. История государства и права России в вопросах и ответах: учеб. пособие — М.: Проспект, 2009. — 240 с.
  3. Исаев И.А. История государства и права России: Учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2004. — 797 с.
  4. История государства и права России: учеб. / Под ред. Ю.П. Титова. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. — 544 с.
  5. История россии в 2-х т. под редакцией А.Н. Сахарова — М.: Издательство АСТ, 2005 – 943 с.
  6. История России под ред. Л.В. Милова – М.: Эксмо, 2006 – 960 с.
  7. История России с древнейших времён и до наших дней: учеб. / В.А. Фёдоров, В.И. Моряков, Ю.А. Щетинов. — М.: ТК Велби, ЗАО «КноРус», 2005. — 544 с.
  8. Клименко, Н.Л. История России с древнейших времен до наших дней, учебник / Н.Л. Клименко, под редакцией А.В. Сидорова – М.: Проспект, 2009 – 469 с.
  9. Мороховец, Е. А. Крестьянское движение в 1861 г. после отмены крепостного права», ч. I—II / Е.А. Мороховец, Н.М. Дружинин М-Л., 1949. — 295 с.
  10. Орлов, А.С. История России: учеб. — 3-е изд., перераб. и доп. / А. С. Орлов, В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева, Т. А. Сивохина. —М.: ТК Велби, изд. Проспект, 2008 – 544 с.
  11. Смирнов С.Н. История отечественного государства и права. — М.: ЮНИТИ, Закон и право, 2009. — 334 с.
  12. Фёдоров В.А. История России. 1861 — 1917: Учеб. для вузов. — М.: Высш.шк., 2001. – 253 с.
  13. Шатилова С.А. История отечественного государства и права. — М.: Инфра-М, 2002. — 160 с.
    ПРИЛОЖЕНИЕ А. МАНИФЕСТ 17 ФЕВРАЛЯ 1861 Г.
Оцените статью
Поделиться с друзьями
BazaDiplomov