Контрольная Преюдиция в уголовном процессе

Содержание:

Введение 3
1 Понятие и виды преюдиции 5
2 Некоторые проблемы применения преюдиции 9
3 Необходимость совершенствования законодательства о преюдиции в уголовном процессе 12
Заключение 16
Используемая литература 17

Введение
Сегодня институт доказывания очень важен для уголовно-процессуального права. Одним из элементов этого института является преюдиция. Федеральным законом от 29.12.2009 №383-ФЗ были внесены существенные поправки в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: была установлена межотраслевая, неопровержимая преюдиция [6].
В соответствии со ст. 90 Уголовно – процессуального кодекса преюдиция – это обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. [1] При этом такие приговоры или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. Преюдициальность (от лат. praejudicialis — относящийся к предыдущему судебному решению).
Статья 90 УПК РФ в ранее действовавшей редакции предусматривала, что «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом… без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда». [1] То есть данная норма закрепляла внутриотраслевую опровержимую преюдицию, так как преюдиция была во многом условная, особенных вопросов при ее применении не возникало.
В новой редакции ст. 90 УПК РФ устанавливается неопровержимость преюдиции в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, — эти обстоятельства признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.
При этом такие приговоры или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

1 Понятие и виды преюдиции
Для начала приведем законодательное определение преюдиции в различных источниках.

  1. Преюдиция в уголовном процессе (Статья 90 УПК РФ) — обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. [1]
    2.Преюдиция в арбитражном процессе (Статья 69 АПК. Основания освобождения от доказывания) — обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. [2]
    Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.
    Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.
  2. Преюдиция в гражданском процессе (Статья 61 АПК. Основания для освобождения от доказывания) — обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. [3]
    При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.
    Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.
    Рассмотрим следующие особенности преюдиции:
    1) это один из приемов юридической техники;
    2) это правоприменительный акт;
    3) субъект принятия преюдициального решения – суд или иной уполномоченный на то орган;
    4) это элемент, «инструмент» доказывания;
    5) преюдиция означает свойство отдельных правовых явлений;
    6) в основе преюдиции лежит презумпция истинности приговора;
    7) преюдицию составляют конкретные факты, обстоятельства дела. [11, с. 2012]
    Таким образом, смысл преюдиции заключается в том, что вступившее в законную силу решение суда или другого уполномоченного органа обязательно и имеет значение для суда, который будет рассматривать дело в тех случаях, когда возникает необходимость в учете фактов, которые были установлены ранее, при разрешении дела с участием тех же лиц. Среди целей преюдиции можно выделять:
    а) процессуальная судебная экономия (затрачивается меньше времени на рассмотрение дел);
    б) обеспечение связи между процессами, где устанавливаются одни и те же обстоятельства;
    в) обеспечение авторитета законной силы судебного акта.
    В зависимости от возможности опровержения различают преюдицию неопровержимую (строгую) и опровержимую (нестрогую).
    При неопровержимой преюдиции властные субъекты уголовного процесса признают без проверки обстоятельства, установленные судом по предшествующему уголовному делу. Опровержимая преюдиция предполагает, что они вправе поставить под сомнение преюдициально установленные обстоятельства.
    В зависимости от значения в правовом регулировании преюдиции подразделяют на материально-правовые и процессуально-правовые.
    Однако такое деление преюдиций на процессуально-правовые и материально-правовые условное, поскольку доказывание фактических обстоятельств уголовного дела и решение правовых вопросов тесно связаны между собой.
    Таким образом, преюдицию не следует категорично относить исключительно к области процессуального права либо к области материального права.
    Внутриотраслевая преюдиция имеет место тогда, когда установленные судом факты или сделанные им юридические оценки в процессе одного вида (например, уголовном) обязательны для суда, рассматривающего дело в процессе того же вида.
    Дело в том, что современное законодательство предусматривает при определенных условиях возможность проведения судебного процесса в особом порядке: при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ) и при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК РФ). Особенность рассмотрения таких уголовных дел состоит в том, что судебные заседания проводятся без проведения судебных разбирательств, без исследования и оценки доказательств по уголовному делу (ст. 316 УПК РФ). [1]
    Известно, что дела в отношении лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, и дела лиц, согласившихся с предъявленным обвинением, нередко являются частью больших дел со многими соучастниками, как правило, выделяются в отдельное производство и рассматриваются в самостоятельных процессах. Но рассмотренное в упрощенном и бесконфликтном судебном процессе, уголовное дело заканчивается приговором, порождающим совсем не упрощенную, а полноценную преюдицию.
    Состоявшийся по такому делу приговор будет преюдициальным для основного дела и лишает права подсудимых оспаривать фактические обстоятельства, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого, так как они уже установлены ранее состоявшимся приговором.
    По существу, обвиняемые в деле, из которого выделено дело, рассмотренное в особом порядке, попадают в процессуальный капкан.

2 Некоторые проблемы применения преюдиции
Основное дело не может быть рассмотрено без проведения судебного заседания, несмотря на, казалось бы, имеющийся приговор по выделенному и рассмотренному в особом порядке делу. Но проведенное в рамках судебного заседания судебное следствие по основному делу будет бесполезным, поскольку во всех случаях его выводы не могут противоречить выводам, изложенным в уже вынесенном приговоре по выделенному делу. В соответствии с процессуальным законом подсудимые по основному делу будут осуждены на основании доказательств, добытых следствием и не проверенных в судебном заседании, но получивших качество преюдициальных. [7, с. 65]
Следует отметить, что мы имеем в данном случае дело с очень опасным процессуальным феноменом. Приведем пример.
Допустим, что в деле о контрабанде культурных ценностей уверенная и доказательная позиция защиты, подтвержденная мнениями специалистов, но не принятая следствием, состоит в том, что перемещаемые через границу предметы культурными ценностями не являлись. В приговоре же в отношении соучастника в деле, выделенном и рассмотренном в особом порядке, перемещенные предметы признаны культурными ценностями при полном согласии подсудимого, без исследования доказательств.
Суд, рассматривающий основное дело, даже согласившись с позицией защиты, даже получив заключение экспертизы, подтверждающее эту позицию, тем не менее не сможет принять оправдывающие доводы, так как связан преюдицией предыдущего приговора.
Следовательно, рассмотрение основного дела превращается в формальность, где все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, уже установлены, а их оценки не могут быть изменены по сравнению с уже имеющимися.
И хотя лица, привлекаемые к ответственности по основному делу, в приговоре по выделенному делу будут называться «неустановленными лицами» (поскольку приговор не может предрешать ответственность лиц, не участвующих в деле), суду, рассматривающему их дело, не останется ничего другого, как расставить фамилии осужденных в приговоре по местам в порядке убывания сроков заключения, не особенно вдаваясь в суть содеянного.
На долю основного дела выпадает лишь исследование причастности остальных подсудимых к совершению преступления.
В деле, которое будет опираться на преюдицию ранее вынесенного в особом порядке приговора, выхолащивается суть судоговорения – состязательность, беспристрастная оценка доказательств и пр.
Поэтому право подсудимых на защиту, на объективное рассмотрение своего дела судом будет нарушено. Повлиять на приговор, вынесенный в особом порядке, а в дальнейшем и обжаловать его фигуранты основного дела не смогут.
Не будем скрывать и другие опасения. Любое уголовное дело, в судебных перспективах которого органы предварительного следствия сомневаются, будет стимулировать недобросовестных следователей к выделению дела в отношении соучастника и направлению его в суд в особом порядке с целью получения приговора «с преюдицией», чтобы лишить остальных подсудимых возможности отстаивать свою позицию. Следователь является стороной обвинения, и такой тактический ход вполне приемлем для него с точки зрения современного процессуального законодательства, но абсолютно недопустим с точки зрения соблюдения прав обвиняемого.
Эти опасения подкреплены и тем, что категории преступлений, по которым можно заключать сделку с правосудием, законом четко не определены.
Кстати, в УПК РСФСР 1960 года о внутриотраслевой преюдиции ничего не говорилось. Статья 28 УПК РСФСР устанавливала, что вступившее в законную силу решение, определение или постановление суда по гражданскому делу обязательно для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, при производстве по уголовному делу только по вопросу, имело ли место событие или действие, но не в отношении виновности обвиняемого. Понятно, что УПК РСФСР 1960 года был составлен в других процессуальных парадигмах. Суд тогда был обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК РСФСР), а для восполнения полноты – направить дело для производства дополнительного расследования (ст. 232 УПК РСФСР). [9, с. 71]
Рассмотреть дела соучастников в ту пору в разных процессах было крайне затруднительно. Поэтому вопрос о преюдиции приговоров, вынесенных по другим делам, не был актуален. Активная роль суда в исследовании доказательств не могла быть ограничена решениями, принятыми в рамках иных уголовных дел.
Не будем утверждать, что позиция законодателя 1960 года предпочтительнее, чем законодателя 2009 года. Но та позиция была последовательна и опиралась на представления об уголовном процессе того времени.
Современный законодатель в области уголовного процесса ступает на неизведанную землю – terra incognita, но именно по этой причине он должен быть особенно осторожен, принципиален и последователен.

3 Необходимость совершенствования законодательства о преюдиции в уголовном процессе
Часто в орбиту уголовного судопроизводства попадают решения судов по гражданским делам и делам об административных правонарушениях, в которых устанавливаются обстоятельства, не соответствующие действительности.
Анализ правоприменительной практики позволил выявить следующие характерные способы искажения данных, содержащихся в таких судебных решениях [12, с. 45]:

  1. Наиболее распространенным способом искажения данных при принятии судебных решений является введение суд в заблуждение относительно фактических обстоятельств дела. В практике гражданского судопроизводства распространены случаи представления истцом заведомо сфальсифицированных доказательств, которые суд при отсутствии возражений противоположной стороны, считает установленными и истинными и кладет в основу итогового решения.
  2. Встречаются случаи, когда не только истец, но и ответчик, будучи заинтересованным в неправосудном судебном решении, принимает активное участие в искажении фактических данных по делу. При этом лицо, участвующее в деле в качестве ответчика, или его представитель признает заведомо не соответствующие действительности обстоятельства, указанные в исковом заявлении, вследствие чего суд, разрешая дело по существу, исходит из их истинности и считает установленными без дополнительной проверки.
  3. Помимо признания заведомо необоснованных исковых требований в практике также встречаются случаи заключения сторонами мирового соглашения, содержащего заведомо недостоверные данные, которое утверждается судом.
  4. Помимо того, в судебной практике распространены случаи ложного представительства интересов ответчика по заведомо подложной доверенности, при которых в гражданском процессе от имени ответчика участвует фактически неуполномоченное им лицо. Это лицо признает заведомо необоснованные исковые требования к ответчику, а также соответствующие им недостоверные факты, отраженные в исковом заявлении. При этом лицами, совершающими преступление, принимаются меры, направленные на то, чтобы ответчик до вступления в законную силу решения суда, с использованием которого совершается преступление, не знал о судебном процессе и о представительстве его интересов в суде.
  5. Следующим фактором, способствующим искажению фактических данных при производстве по гражданским делам, а также по делам об административных правонарушениях, является ограниченная по сравнению с уголовным судопроизводством возможность достоверного установления обстоятельств дела. Признав обстоятельство недоказанным, суды исходят из того, что оно не имело места.
    Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства в его взаимосвязи с иными отраслями процессуального права позволяет придти к выводу о том, что в настоящее время отсутствует эффективный механизм инициирования процедуры отмены судебных решений, принятых в рамках гражданского или административного судопроизводства и основанных на недостоверных фактических данных, которые опровергаются доказательствами, собранными по уголовному делу.
    Следует отметить, что такие судебные решения могут быть обжалованы лишь лицами, участвовавшими ранее в деле, по которому они было вынесены (ч. 1 ст. 312 АПК РФ, ст. 394 ГК РФ).
    Как правило, следователи и дознаватели в целях отмены указанных судебных решений направляют копии материалов уголовного дела прокурору с просьбой инициировать отмену незаконного судебного решения в порядке производства по вновь открывшимся обстоятельствам, а также разъясняют заинтересованным участникам дела, по которому оно было вынесено, их право на обращение в суд надзорной инстанции с подобной жалобой.
    Однако возможности прокурора, а также лиц, участвовавших ранее в деле по инициированию производства по пересмотру судебных решений по вновь открывшемся (новым) обстоятельствам, также ограничены. Гражданское и арбитражное процессуальное законодательство в качестве основания для отмены таких решений предусматривает наличие вступившего в законную силу приговора суда, устанавливающего одно из следующих деяний: фальсификацию доказательства по делу, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо ложные показания свидетеля, заведомо неправильный перевод, преступление против правосудия, совершенное одним из участников процесса, его представителем или судьей, рассмотревшим дело, которое повлекло вынесение незаконного решения (ст. 311 АПК РФ, ч. 2 ст. 392 ГПК РФ).
    Вместе с тем возбудить уголовное дело по факту совершения перечисленных деяний и довести дело до вынесения приговора представляется возможным не во всех случаях.
    Действующая редакция ст. 90 УПК РФ, предусматривающая неопровержимую преюдицию обстоятельств, установленных судебными решениями по другим делам, не содержит упоминания о возможности преодоления такой преюдиции в случаях, когда в ходе досудебного производства будут установлены данные, свидетельствующие о недостоверности таких обстоятельств вследствие преступных действий, повлекших вынесение неправосудного судебного решения. [1]
    Это дало основание некоторым правоприменителям полагать, следуя «букве» закона, что неопровержимая преюдиция должна действовать даже в случае, если по уголовному делу будут установлены подобные обстоятельства, а возбуждение уголовного дела допустимо только после признания судебного решения, устанавливающего преюдициальные факты, неправосудным и его отмены.
    В связи с этим можно отметить, что в настоящее время имеется необходимость в новом подходе к правовому регулированию института преюдиции, который обеспечивал бы баланс между устойчивостью судебной системы, одним из элементов которой и является институт преюдиции судебных решений, и справедливостью правосудия, предполагающего возможность быстрой отмены упречного судебного решения.
    Как представляется, такой баланс может быть достигнут в случае установления в законе процедуры, при которой следователь, дознаватель или суд, в производстве которых находится уголовное дело, при наличии совокупности проверенных доказательств, опровергающих обстоятельства, установленные таким судебным решением, будет иметь возможность на основании мотивированного процессуального решения преодолеть преюдицию и продолжить уголовное судопроизводство. Неправосудное же судебное решение в дальнейшем должно отменяться на основании приговора, в котором будут установлены факты недостоверности отраженных в нем обстоятельств, и в том случае, если искажение этих обстоятельств повлияло на правосудность самого судебного решения.

Заключение
Таким образом, исследование показало, что преюдиция в уголовном процессе имеет не только научное, но и практическое значение. Преюдиция, предусмотренная в уголовно-процессуальном законе, имеет прямое отношение к доказыванию.
Сущность преюдиции заключается в освобождении от доказывания установленных вступившим в законную силу приговором обстоятельств, которые признаются в ходе производства по другому уголовному делу, связанному с разрешённым уголовным делом одними и теми же фактическими обстоятельствами.
Применение преюдиции в уголовном процессе обусловлено вступившим в законную силу приговором, в котором отражены обстоятельства, имеющие юридическое значение для правильного разрешения уголовного дела по существу.

Используемая литература
Нормативно – правовые акты:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 03.02.2014) // Российская газета», N 249, 22.12.2001
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 29 июля 2002 г. № 30. Ст. 3012.
  3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЭ // Собрание законодательства Российской Федерации. 18 ноября 2002 г. № 46. Ст. 4532.
  4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 7 января 2001 г. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 // Собрание законодательства Российской Федерации. 17 июня 1996 г. №25. Ст. 2954.
  6. Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2009 года № 383-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. – 2009. — 31 декабря.
    Учебная литература:
  7. Березий А.Е., Мусин В.А. О преюдиции судебных актов // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2011. № 6. С. 61-68.
  8. Зарубина М.Н., Новичков В.И. Соотношение принципа состязательности и принципа объективной истины в уголовном процессе // Актуальные проблемы борьбы с преступностью: Сборник научных статей / Под ред. B.М. Быкова. Саратов, 2012. С. 63-67.
  9. Лазарева В.А. Проблемы доказывания в современном уголовном процессе России / В.А. Лазарева. — Самара: Изд-во «Самарский ун-т», 2012. — 302 с.
  10. Оксюк Т. Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств // Законность. 2012. № 10. С. 6-11.
  11. Попов C.B. Правовая природа преюдиции // Источники права: проблемы теории и практики: Материалы конференции. М., 2013. С. 212-214.
  12. Скобликов П.А. Арбитражный и уголовный процессы: коллизии в сфере доказывания и пути их преодоления / П.А. Скобликов. — М., 2013. — 144 с.
Оцените статью
Поделиться с друзьями
BazaDiplomov
Добавить комментарий