Курсовая Доказательственное значение заключения эксперта в уголовном процессе исправленный

ФЕДЕРАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ВОЛОГОДСКИЙ ИНСТИТУТ ПРАВА И ЭКОНОМИКИ ФСИН РОССИИ»

КАФЕДРА АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН

Уголовное процессуальное право (уголовный процесс)

КУРСОВАЯ РАБОТА

Доказательственное значение заключения эксперта в уголовном процессе

Выполнил: слушатель _ учебной группы ОЗО юридического факультета ВИПЭ ФСИН России _________________________________________________________________________________________________ зачетная книжка №__.

Проверил: _______________________________________________________________________________________________________________________

Вологда – 2015 г.

Содержание

Введение 3
1 Правовые основы заключения эксперта в уголовном процессе 5
1.1 Понятие и основные положения заключения эксперта 5
1.2 Оценка заключения эксперта 14
2 Доказательственное значение заключения эксперта 19
2.1 Доказательственная сила выводов эксперта 19
2.2 Ошибки при оценке доказательственного значения выводов эксперта 23
2.3 Проблема оценки заключения эксперта с позиций доказательственной силы данного вида доказательств 25
Заключение 31
Список используемой литературы 33

Введение
Актуальность выбранной темы обусловлена тем, что в настоящее время при возведении доказательной азы наиболее часто применяется привлечение независимой экспертизы. В силу этого считаю необходимым обратить внимание и на роль эксперта, на степень его объективности при сборе доказательств как со стороны отечественных, так и зарубежных исследователей.
Если в уголовном процессе РФ объективность эксперта является исходным положением экспертизы и гарантируется рядом норм, то в англо-американском уголовном процессе все еще практикуется состязательная экспертиза, допускается приглашение эксперта, как со стороны обвиняемого, так и со стороны защиты. Поскольку лицо, вызвавшее эксперта, оплачивает все расходы, связанные с производством экспертизы, то эксперт находится в полной зависимости от него. Это, во-первых, ставит под сомнение объективность наемного эксперта, и, во-вторых, пригласить эксперта могут только лица, имеющие достаточные средства, для представителей неимущего класса экспертиза недосягаема.
В уголовно-процессуальном законодательстве некоторых государств заключение эксперта вообще не рассматривается в качестве самостоятельного источника доказательства. Так, в уголовном процессе Англии и США эксперт считается «сведущим свидетелем».
Изъятые на месте совершения преступления: предметы, вещи, следы (отпечатки пальцев, пятна крови, следы обуви), являются носителями информации о данном преступлении и не более. Для того чтоб они стали вещественными доказательствами, служащими для получения наиболее полной картины совершения преступления и обличения или оправдания лица, которому предъявляется обвинение в совершении преступления, необходимо соблюсти нормы Уголовно-процессуального закона при фиксации данных вещей, веществ, предметов, следов и провести их исследование. Все эти действия фиксируются в заключение эксперта.
Заключению эксперта как источнику доказательства характерны определенные черты и особенности, которые отличают его от других источников доказательства, и определяют его как источник доказательства.
Существует определенная последовательность составления заключения эксперта и его оценка. Все действия в отношении заключения эксперта регламентированы законодательством.
Целью данной работы является всестороннее исследование вопроса доказательного значения эксперта в уголовном процессе.
Задачами работы выступают:

  • изучение правовых основ заключения эксперта в уголовном процессе;
  • анализ доказательственного значения заключения эксперта;
  • выявление ошибок при оценке доказательственного значения выводов эксперта.
    Объектом исследования является уголовный процесс.
    Предмет исследования – заключение эксперта в уголовном процессе.

1 Правовые основы заключения эксперта в уголовном процессе
1.1 Понятие и основные положения заключения эксперта
Заключение эксперта является одним из видов доказательств, предусмотренных законом (ч.2 ст.69 УПК) .
Заключение эксперта — это его письменное сообщение о ходе и результатах проведенного исследования, и о его выводах по поставленным перед ним вопросам.
В своей работе я не буду широко раскрывать понятие, виды, структуру и способы экспертизы, т. к. это самостоятельный и объемный вопрос, но совсем ничего не сказать было бы не верно.
Экспертиза по уголовным делам проводится в случаях, когда для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, требуются специальные познания (ст.78 УПК). Экспертиза не редко выступает в качестве довольно эффективного способа установления существенных обстоятельств дела. Наиболее распространенными являются различные виды экспертиз (дактилоскопическая, баллистическая, трасологическая, почерковедческая, техническая экспертиза документов и другие), судебно-медицинская, судебно-автотехническая экспертизы. В последнее время более широкое применение получают также товароведческая, пожарно-техническая, строительная и некоторые другие экспертизы.
Экспертиза обладает определенными признаками, о которых, более или менее развернуто, говорится в работах А.В. Смирнова и К.Б. Калиновского, они выделяют семь признаков :

  1. Строгое и неуклонное соблюдение требований уголовно-процессуального закона.
  2. Обязательное использование экспертом специальных познаний (согласно ст.78 УПК экспертиза назначается в тех случаях, когда необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле).
  3. Процессуальное оформление назначения судебной экспертизы.
  4. Процессуальная самостоятельность и индивидуальная ответственность эксперта (в соответствии с законом эксперт дает заключение от своего имени и несет за данное им заключение личную ответственность, согласно ст.80 УПК).
  5. Непосредственное исследование объектов экспертизы (так, в ст. ст.80,191 УПК подчеркивается, что эксперт дает заключение на основании произведенных исследований и в нем должно быть указано, какие исследования проводил эксперт).
  6. Объективное и всестороннее проведение экспертизы (эксперт обязан дать объективное заключение).
  7. Процессуальное оформление результатов экспертного исследования (результаты экспертного исследования во всех случаях должны быть оформлены заключением эксперта, которое является источником доказательств).
    Недостатками этих определений, на мой взгляд, является лишь отсутствие указания на такой признак экспертизы, что заключение эксперта является самостоятельным видом доказательств.
    Именно этим экспертиза отличается от деятельности специалиста, которая оформляется протоколом соответствующего следственного действия. Различного рода справки, акты и заключения несудебных экспертиз, содержащие данные, полученные с применением специальных познаний, являются разновидностью иных документов, а не самостоятельным видом доказательств.
    Теперь, я считаю необходимым описать последовательность проведения экспертизы. С этой точки зрения экспертизы делится на первичные и повторные, а с точки зрения объема исследования — на основные и дополнительные.
    Повторной называется экспертиза, проводимая по тем же объектам и для решения тех же вопросов, по которым дано заключение предыдущей экспертизой, признанной неудовлетворительной или вызвавшей сомнения (повторную экспертизу всегда называют контрольной, поскольку она дает возможность проверить правильность исследований, проведенных ранее).
    В соответствии со ст.81 УПК повторная экспертиза может быть назначена в случае необоснованности или сомнения ее правильности .
    Различают фактические и процессуальные основания для назначения повторной экспертизы.
    К фактическим основаниям относятся необоснованность и неправильность заключения первичной экспертизы. Необоснованным является заключение, которое логически не вытекает из приведенных экспертом оснований или основания которого не указаны вовсе.
    Неправильность заключения означает его несоответствие действительности. Примером может служить противоречие заключения другим материалам дела. А так же иные основания, к которым относятся: выявившаяся некомпетентность эксперта, ошибочность научного положения, неправильная методика исследования и т. д.
    Процессуальные основания для назначения повторной экспертизы выражаются в несоблюдении норм уголовно-процессуального права, регламентирующих назначение и проведение судебной экспертизы: нарушение прав обвиняемого, связанных с экспертизой, и т. д.
    Закон требует, чтобы производство повторной экспертизы поручалось другому эксперту.
    Если первичная экспертиза производилась в государственном экспертном учреждении, повторные исследования могут быть проведены сотрудниками того же учреждения.
    Повторная экспертиза назначается специальным постановлением следователя. В нем указываются основания, по которым признано необходимым ее назначить, а также все возражения и замечания по предыдущим исследованиям.
    В некоторых случаях подается ходатайство. Ходатайство о назначении повторной экспертизы суд должен проанализировать и удовлетворить, если оно ставит под сомнение заключение первичной экспертизы.
    Не всегда суд должен начинать повторную экспертизу. В случае несогласия с выводами первичной экспертизы суд может обосновать его в приговоре. Назначать же повторную экспертизу необходимо только в случаях, когда факт установленный экспертизой, не доказан другими источниками доказательств или по закону установление определенных фактов возможно только путем проведения экспертизы.
    Дополнительной называется экспертиза, которая производится при неполноте или неясности основной экспертизы. Ее производят в дополнение к основной. Основаниями для проведения дополнительной экспертизы являются недостаточная ясность полученного заключения и неполнота ранее проведенных исследований (ст.81 УПК).
    Дополнительная экспертиза поручается тому же или другому эксперту.
    Другое важное основание рассматриваемого понятия — единоличный или групповой характер. При этом экспертизе, производимой одним лицом, противостоит комиссионная экспертиза, производимая несколькими сведущими лицами, т. е. несколькими экспертами одной специальности (или узкой специализации). Она назначается для решения вопросов повышенной сложности, трудоемкости или значимости по делу. При производстве комиссионной экспертизы эксперты, члены комиссии до дачи заключения вправе совещаться между собой (ст.80 УПК).
    При совпадении выводов всех входящих в комиссию сведущих лиц они дают общее заключение, подписываемое всеми экспертами. В иных случаях каждый эксперт дает свое заключение.
    Однако допустима дача общего заключения частью экспертов, выражающих единое мнение, и отдельного — тем сведущим лицом, которое имеет иную точку зрения. Возможна дача нескольких коллективных заключений, каждое из которых подписывается группой экспертов, придерживающихся единого мнения.
    Комплексная экспертиза — это экспертиза, в производстве которой участвуют несколько экспертов различных специальностей или узких специализаций . Выделяют несколько видов комплексных экспертиз в зависимости от характера отраслей знаний, совокупность которых используется в процессе исследования. Порядок производства комплексной экспертизы такой же, как комиссионной: эксперты имеют право до дачи заключения совещаться между собой, эксперты, не согласные с другими, составляют отдельной заключение, руководит группой ведущий эксперт, который обладает только организационными полномочиями.
    Уголовно-процессуальный закон регламентирует содержание заключения эксперта лишь в самых общих чертах. На практике выработаны более подробные реквизиты заключения эксперта и определена его структура, что нашло закрепление в различных ведомственных положениях и инструкциях, регулирующих деятельность экспертных учреждений, а так же определено в бланках заключения эксперта.
    Заключение эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов. Иногда выделяется четвертая часть (или раздел) — синтезирующая.
    В вводной части указывается номер заключения и дата его составления, кто произвел экспертизу — фамилия, имя, отчество, образование, специальность (общая и экспертная), ученая степень и звание, должность; наименование поступивших на экспертизу материалов, способ доставки, вид упаковки и реквизиты исследуемых объектов, а также по некоторым видам экспертиз (например, автотехнической), представленные эксперту исходные данные; сведения о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы (фамилия, инициалы, процессуальное положение), перечисляются поставленные перед экспертом вопросы, кратко излагаются обстоятельства дела, имеющие значение для исследования. Вопросы, разрешаемые экспертом по своей инициативе, обычно тоже приводятся в вводной части заключения.
    Если экспертиза является дополнительной, повторной или комплексной, это особо отмечается. При дополнительной и повторной экспертизах излагаются сведения о предшествующих экспертизах — данные об экспертах и экспертных учреждениях, в которых они производились, номер и дата заключения, полученные выводы, а также основания назначения дополнительной или повторной экспертизы, указанные в постановлении (определении) о ее назначении.
    Если экспертом заявлялись ходатайства о предоставлении дополнительных материалов (исходных данных), образцов сравнения, то это отмечается в вводной части с указанием даты направления ходатайства, даты и результатов его разрешения.
    В исследовательской части заключения должны быть подробно описаны все материалы, подвергавшиеся исследованию (например, следы пальцев, стреляная пуля с места происшествия, сорный документ), как основные, так и образцы для сравнения (протокол осмотра места происшествия или вещественного доказательства, фрагмент протокола допроса обвиняемого и т. д.). Описываются действия эксперта в той последовательности, в которой они производились, а также примененные при исследовании приемы, методы и научно-технические средства, ссылка на справочно-нормативные материалы и литературные источники.
    Описание исследования осуществляется обычно в соответствии со схемой исследования. Так, при идентификационных исследованиях выделяются аналитическая стадия (раздельное исследование свойств объекта), сравнительная (установление совпадений и различий свойств объектов) и интегрирующая (комплексная оценка результатов исследования). Соответствующим образом строится и структура исследовательской части заключения.
    Применительно к фотографическим методам исследования должны быть указаны: способ съемки (микрофотография, фотографирование люминесценции, контротипирование и т. д.), марка фотообъектива, источник освещения, использованный светофильтр, вид фотоматериала по спектральной чувствительности. В отношении метода микроскопии рекомендуется привести следующие данные: систему микроскопа (сравнительный, поляризационный, металлографический и т. д.), его марку, кратность увеличения, вид освещения (отраженный, проходящий свет, освещение вертикальное, косопадающее), специальный источник света (ультрафиолетовый осветитель), использованный светофильтр, если он способствовал выявлению каких-либо признаков. Относительно метода люминесценционного анализа следует указать вид анализа (инфракрасная люминесценция или в ультрафиолетовых лучах), источник возбуждения (тип, марка лампы), светофильтры (выделяющие и заградительные), условия фотографической фиксации результатов исследования.
    При достижении положительного результата исследования подробно описываются только те средства и материалы, с помощью которых этот результат получен, а остальные лишь упоминаются. Если же решить вопрос не представляется возможным, кратко описываются все методы и указывается, почему их применение оказалось безрезультатным.
    Эксперт должен подробно охарактеризовать признаки, выявленные при исследовании, и указать их значение для того или иного вывода. Описание признаков должно соответствовать последовательности проведенного исследования и логике рассуждения эксперта.
    При производстве сравнительного исследования в заключении отмечается все совпадения и различия признаков. Требуется указать, в чем конкретно совпадения или различия выражаются. Например, если при исследовании документа обнаруживаются различия между штрихами определенной записи и основного текста, в заключении может быть отмечено, что сравниваемые записи различаются по ширине, интенсивности, окраске штрихов и форме их краев (ровные, извилистые и т. д.). При этом необходимо пояснить, штрихи каких записей шире, интенсивнее, какую именно окраску и форму краев имеют те и другие штрихи.
    Перечисленные в заключение совпадения и различия признаков рекомендуется показать на фотографических таблицах.
    Требования мотивированности предъявляются к окончательным выводам эксперта и к промежуточным суждениям, которые он дает в процессе исследования. Промежуточные суждения, называемые также вспомогательными тезисами сложного доказательства, используются в качестве средств обоснования основных выводов. Например, при расследовании автотранспортного происшествия, выразившегося в столкновении двух автомашин при обгоне, перед экспертом может быть поставлена задача — путем исследования повреждений установить, какая из машин совершала обгон. Одним из признаков, на основании которых этот вопрос может быть решен, является направление трасс в повреждениях (вперед или назад). Однако этот признак может быть положен в основу вывода лишь при условии, если эксперт мотивирует свой промежуточный вывод о направлении трасс.
    Описание исследований заключается синтезирующей частью, где дается общая суммарная оценка результатов проведенного исследования и обоснование выводов, к которым пришел эксперт (эксперты).
    Заключение должно содержать выводы эксперта, т. е. ответы на поставленные перед ним вопросы. На каждый из этих вопросов должен быть дан ответ по существу либо указано на возможность его решения.
    Вывод является квинтэссенцией экспертного заключения, конечной целью исследования. Именно он определяет его доказательственное значение по делу. Выводы эксперта обличаются в форму различного рода суждения. Чаще всего выводы делаются в форме категорических суждений — положительных («текст документа выполнен гражданином Б.»), или отрицательных («исследуемая пуля выпущена не из данного пистолета, а какого-то другого») .
    Нередко выводы экспертов приобретают форму проблематических суждений, например, «данное повреждение могло быть причинено орудием, представленным на исследование» или «этим предметом можно нанести следы, аналогичные представленным на экспертизу по форме и размерам». В ряде случаев эксперты дают предположительные выводы, однако, допустимость таких выводов некоторые криминалисты и процессуалисты ставят под сомнение.
    Основные требования, которым должен удовлетворять вывод эксперта, модно сформулировать в виде следующих принципов:
  8. Принцип квалифицированности. Он означает, что эксперт может формулировать только такие выводы, для построения которых необходима достаточно высокая квалификация, соответствующие специальные познания. Вопросы, не требующие таких познаний, могущие быть решены на базе простого житейского опыта, не должны ставиться перед экспертом и решаться им, а если все же решены, то выводы по ним не имеют доказательственного значения.
  9. Принцип определенности. Согласно ему недопустимы неопределенные, двусмысленные выводы, позволяющие различное истолкование (например, выводы об «одинаковости» или «аналогичности» объектов, без указания на конкретные совпадающие признаки, выводы об «однородности», в которых не указан конкретный класс, к которому отнесены объекты.)
  10. Принцип доступности. В соответствии с ним, в процессе доказывания могут быть использованы только такие выводы эксперта, которые не требуют для своей интерпретации специальных познаний, являются доступными для следователей, судей и других лиц.
    Выводы эксперта могут иметь различную логическую форму. Существует много таких форм, о них более подробно можно узнать из работы Ю. К. Орлова «Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам».
    Заключение должно быть подписано самим экспертом. Если экспертиза проводилась в экспертном учреждении, то заключение заверяется печатью этого учреждения.
    Приложения к заключению (фотоснимки, чертежи, фотограммы и т. п.), если таковые имеются, также подписываются экспертом и заверяются печатью экспертного учреждения. Такого рода иллюстрациями к заключению эксперта и образуют его составную часть, дополняющую его текст.
    Ст.98 УПК предусматривает порядок и приемы работы с заключением, которые зависят от обстоятельств дела и индивидуальных качеств следователя (судьи). В процессе расследования он неоднократно обращается к нему, проверяет описанные в заключении факты.
    Такая проверка неразрывно связана с оценкой заключения, проводиться до окончания расследования по делу и рассмотрения его в суде. Следователь окончательно определяет свое отношение к фактическим данным, содержащимся в заключение эксперта, при составлении обвинительного заключения или постановления о прекращении дела, суд — при вынесении приговора.
    1.2 Оценка заключения эксперта
    На практике довольно распространено чрезмерное доверие к заключению эксперта, завышена оценка его доказательственного значения. Считается, что коль скоро оно основано на точных научных расчетах, то не может быть каких-либо сомнений в его достоверности. Хотя прямо такая мысль в приговорах и других документах не высказывается, тенденция к этому на практике довольно сильна.
    Между тем заключение эксперта, как и любое другое доказательство, может оказаться сомнительным или даже неправильным по разным причинам. Эксперту могут быть представлены неверные исходные данные или неподлинные объекты. Может оказаться недостаточно надежной примененная им методике и, наконец, эксперт, как и все люди, тоже не застрахован от ошибок, которые, хотя и редко, но все же встречаются в экспертной практике.
    Поэтому заключение эксперта подлежит оценке наряду со всеми другими доказательствами, предусмотренными уголовно-процессуальным законом. Заключение эксперта не имеет каких-либо преимуществ перед другими доказательствами, но оно обладает, по сравнению с ними, весьма существенной спецификой, поскольку представляет собой вывод, умозаключение, сделанное на основе исследования, проведенного с использованием специальных познаний. Его оценка часто представляет для лиц, не обладающих такими познаниями, немалую сложность. И поэтому, это является необходимым условием его использования для обоснования обвинительного акта, которым завершается предварительное следствие, и приговора суда.
    Необходимо отметить, что о проверке и оценке заключения эксперта можно говорить только после того, как оно поступило в суд. В этой связи представляется ошибочным мнение А. В. Гриненко , который считает, что «оценка заключения эксперта происходит и до момента передачи следователю или суду процессуального документа — заключения эксперта».
    Экспортное заключение необходимо оценить в процессуальном отношении, т. е. с юридической точки зрения, и в научно-фактическом отношении, т. е. с позиции обоснованности, правильности выводов сведущего лица.
    Оценивая материалы экспертизы в процессуальном отношении, необходимо, прежде всего, проверить, соблюдены ли при назначении и проведении экспертизы права обвиняемого, предусмотренные законом, — знакомился ли обвиняемый с постановлением о назначении экспертизы, удовлетворены ли его обоснованные ходатайства, заявленные в связи с экспертизой, ознакомлен ли обвиняемый с экспертным заключением и протоколом допроса эксперта, если таковой имеется в деле, удовлетворены ли ходатайства обвиняемого о постановке дополнительных вопросов, назначения дополнительного или повторного исследования, проверялись ли заявления и объяснения обвиняемого по выводам эксперта.
    Затем, следует поинтересоваться, имеются ли в деле достаточные данные, свидетельствующие о компетентности эксперта в решении поставленных перед ним вопросов (сведения об образовании, стаже работы).
    Очень важно уяснить является ли эксперт лицом беспристрастным, незаинтересованным в исходе дела, не участвует ли он в этом деле в ином процессуальном качестве, несовместимом с положением эксперта (свидетель, потерпевший, следователь, лицо, ведущее дознание, обвинитель, защитник, ревизор, составивший акт ревизии, послуживший основанием к возбуждению уголовного дела), не состоит ли в родственных связях с потерпевшим или обвиняемым, не находится ли в служебной или иной зависимости. Существенным элементом оценки является проверка, оформлено ли заключение эксперта в соответствии с законом, отвечает ли его содержание требованиям ст. 191 УПК.
    Необходимо проверить: не вышел ли эксперт за пределы своей компетенции, т. е. не решал ли вопросов правового характера, не сформулированы ли выводы на основании материалов дела, не относящихся к предмету экспертизы, вместо того, чтобы обосновать их результатами проведенных исследований, требующих применения специальных знаний.
    Очень важным является и соответствие оформления экспертизы предусмотренному в законе порядку, в частности, было ли составлено постановление о назначении экспертизы, описано ли исследование и изложены ли выводы в заключение эксперта, а не в ином документе.
    При оценке в научно — фактическом отношении следует уяснить, правильны ли научные положения, которыми пользовался эксперт. Необходимо оценить методику экспертного исследования в отношении научной обоснованности. Желательно обратить внимание на то, соблюдена ли экспертом рекомендуемая в литературе последовательность применения различных методов исследования.
    При оценке экспертизы с точки зрения правильности научных положений и методики исследования могут быть полезны консультации сведущих лиц, дорос эксперта, ознакомление со специальной литературой.
    Важную роль играет проверка обоснованности и истинности выводов эксперта. Одним из способов такой проверки является сопоставление их с другими материалами дела.
    При оценке результатов идентификационной экспертизы требуется уяснить, какое тождество устанавливается в выводе эксперта — индивидуальное или групповое.
    Экспертиза должна быть оценена с точки зрения полноты произведенного исследования. При этом учитывается, на все ли вопросы, поставленные перед экспертом, даны ответы и полностью ли использованы предоставленные эксперту материалы.
    Заключительным этапом оценки экспертизы является определение роли установленного экспертом факта в доказывании виновности или невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, в решении вопроса о доказанности или недоказанности тех или иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Нередко ошибки допускаются именно на этом этапе, когда заключение, в общем правильное и обоснованное, неверно интерпретируется судом или следствием, что чревато судебными ошибками.
    Причиной неправильной оценки заключения эксперта иногда является ошибочное истолкование судом заключения эксперта, неправильное понимание значения доказательственной ценности его выводов.
    Неправильное истолкование заключения эксперта в приговоре суда проявляется по-разному: в одном случае эксперт дает категорическое заключение, а суд придает ему иное значение; в другом — экспертом дано вероятное заключение, а суд считает, что дано категоричное заключение; в третьем — заключением эксперта определяется групповая, родовая, видовая принадлежность объекта, а суд считает, что установлена индивидуальная идентификация, наконец, заключением эксперта не устанавливается факт, а суд считает его установленным.
    В юридической литературе выделяют и такой способ оценки, как оценке в непосредственном процессе, т. е. оценка заключения эксперта производится на каждой стадии процесса (при предании обвиняемого суду, при возвращении уголовного дела для дополнительного расследования) . В данном случае рамки и пределы оценки источников доказательства, в том числе, и заключения эксперта, ограничиваются спецификой стадии. Однако при оценке отдельных источников доказательств, и всей совокупности имеющихся в уголовном деле материалов судья или суд руководствуются общими принципами оценки доказательств.

2 Доказательственное значение заключения эксперта
2.1 Доказательственная сила выводов эксперта
Определение доказательственного значения заключения эксперта является последним элементом оценки заключения.
Доказательственное значение заключения эксперта может быть различным. Это зависит от многих обстоятельств — от того, какие факты установлены экспертом, от характера дела, от конкретной судебно-следственной ситуации, в частности, от имеющейся на данный момент совокупности доказательств. Тем не менее, можно высказать какие-то общие рекомендации об оценке доказательственного значения заключения эксперта и указать на наиболее часто встречающиеся ошибки.
Прежде всего, доказательственное значение заключения эксперта определяется тем, какие обстоятельства им устанавливаются, входят они в предмет доказывания по делу (ст. 68 УПК) или являются доказательственными фактами, уликами. Нередко эти обстоятельства имеют решающее значение, от них зависит судьба дела (например, принадлежность предметов к категории наркотиков, огнестрельного оружия, наличие у водителя технической возможности предотвращения наезда и т. п.). Заключение в таких случаях приобретает чрезвычайно важное значение по делу и поэтому подлежит особо тщательной проверке и оценке .
Заключение эксперта может являться источником как прямых, так и косвенных доказательств. Это зависит, прежде всего, от того, какие именно обстоятельства подлежат доказыванию по конкретному делу в соответствии с общими указаниями, содержащимися в ст.68 УПК.
Чтобы несомненные факты, установленные экспертом (недосдача экземпляров одной и той же накладной в магазин), стали доказательством хищения, нужно установить систему других фактов, подтверждающих существование объективной связи у этих двух факторов между собой и одновременно между ними, с одной стороны, и покушением на хищение названных товаров — с другой. Если же следователь в нарушении данного требования установления объективной связи между этими фактами будет подменять догадками, хотя бы и обоснованными, то с такой оценкой заключения эксперта суд может не согласиться: для вынесения приговора нужна не вероятность совершения преступления, а достоверность.
Собранные по делу обстоятельства, в том числе и содержащиеся в заключение эксперта, должны в своей совокупности однозначно объяснить установленные по делу обстоятельства. Если же возможно другое объяснение собранных по делу доказательств, в том числе и заключение эксперта, как доказательства преступления, то они не будут являться источниками доказательства.
Доказательственная ценность косвенных доказательств может быть различной. Наибольшую силу имеют выводы эксперта об индивидуальном тождестве (идентификация отпечатка пальца, следы обуви и т. п.). На практике такие формы считаются наиболее веским, а иногда и неопровержимым доказательством. Это действительно так, однако при одном условии — если идентифицированный след не мог быть оставлен при обстоятельствах, не связанных с преступлением. Чем больше такая вероятность, тем меньше доказательственная ценность такого вывода. Кроме того, нельзя сбрасывать со счета возможность умышленной фальсификации следа. Практике известны случаи, хотя и малочисленные, такой фальсификации: в частности, переноса работниками милиции отпечатка пальца подозреваемого на вещественные доказательства.
Более слабой, по сравнению с установлением индивидуального тождества, уликой является вывод эксперта о родовой (групповой) принадлежности объекта. Он выступает в качестве косвенного доказательства такого тождества. Доказательственная значимость его тем более, чем уже класс, к которому отнесен объект. Например, совпадение группы крови означает лишь вероятность примерно ¼ того, что эта кровь оставлена данным лицом (поскольку существует четыре группы крови). Еще меньшую доказательственную силу имеет, например, такой вывод: «Вещество наслоения на почве относится к низкокачественному трансмиссионному маслу, не имеющему никаких специфических особенностей», поскольку данное масло широко применяется на автотранспорте. Обычно эксперта, относя объект к какому-то классу, дают характеристику этого класса, указывают на его распространенность. Например, эксперт-почвовед, констатируя, что исследуемые образцы почвы относятся к группе карбонатных, слабо засоренными посторонними примесями, отмечает, что такой тип почв является широко распространенным и характерным для данной местности. Если же этого не сделано, то данное обстоятельство необходимо выяснить при допросе эксперта, иначе определить доказательственную ценность такого вывода невозможно. Например, вывод типа: «Исследуемые частицы резины и образцы резины с правого заднего колеса автомобиля № а 376 вм имеют общую родовую принадлежность, т. е. относятся к резинам, изготовленным по одной рецептуре», — невозможно оценить, не зная, сколько существует таких рецептур.
Таким образом, доказательственная сила выводов эксперта о родовой принадлежности объекта обратно пропорциональна степени распространенности класса, к которому отнесен объект (кстати, эта закономерность относится к любому косвенному доказательству — чем реже, уникальней какой-то признак, тем выше его цена как улики, и наоборот, если он широко распространен, характерен для многих объектов, то меньше его уличающая сила). Поэтому знание этой степени распространенности является необходимым условием правильной оценки доказательственной значимости вывода.
Выводы эксперта являющиеся косвенными доказательствами, могут быть положены в основу приговора только в совокупности с другими доказательствами, они могут лишь быть звеном в такой совокупности. Поэтому их роль зависит и от конкретной ситуации по делу, от имеющейся наличности доказательств. Нередко они используются лишь в первоначальном этапе расследования, для раскрытия преступления, а в последствии, когда получены прямые доказательства, утрачивают свою ценность. Например, если обвиняемый дал подробные правдивые показания, показал место сокрытия трупа или похищенные вещи и т. п., то следствие и суд будет уже мало интересовать вывод эксперта о родовой принадлежности почвы с его сапог, хотя при раскрытии преступления он и сыграл немаловажную роль. Однако, когда дело «идет» на косвенных доказательствах, то каждая улика приобретает особую значимость. В том числе и выводы эксперта, в других условиях не представляющие особой ценности.
Традиции негативно относиться к вероятным экспертным выводам и смешивать их с предположениями не новы. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР N 1 от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам» обращалось внимание судов на то, что «вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора». При этом термин «вероятное заключение» использовался в том же значении, что и «предположительное заключение». Это было видно из сопоставления п. 14 с вступительной частью указанного Постановления.
Для сравнения отметим, что в немецкой процессуальной науке тоже существует дискуссия о формах выводов экспертов. Однако там спорным является вопрос о допустимости не вероятных, а категорических выводов эксперта. В теории доказывания, в экспертной и судебной практике ФРГ распространено мнение, что эксперт может давать свое заключение только в вероятной форме .
2.2 Ошибки при оценке доказательственного значения выводов эксперта
Следует отметить то, что нередко допускаются ошибки при оценке доказательственного значения выводов эксперта. Я считаю целесообразным рассмотреть и эту проблему.
Прежде всего, это когда следствие и суд воспринимают их как заключение об индивидуальном тождестве. Так, вывод об одинаковой родовой или групповой принадлежности образцов почв воспринимаются иногда как вывод о принадлежности их к конкретному участку местности. Между тем, как указывалось, принадлежность к любой, как угодно узкой группе неравнозначна индивидуальному тождеству, она является лишь косвенным доказательством такого тождества.
На мой взгляд, является спорным вопрос о доказательственном значении вероятностных выводов эксперта. Существует два подхода решения этого вопроса: одни авторы считают, что такие выводы не могут использоваться в качестве доказательства, а имеют только ориентирующее значение, другие обосновывают их допустимость. В судебной практике тоже нет единства по этому вопросу. Некоторые суды ссылаются на них в приговорах как на доказательства, другие их отвергают. Однако в любом случае надо иметь в виду, что доказательственная ценность таких выводов (если таковую признать) значительно ниже, чем категорических, они являются лишь косвенным доказательством устанавливаемого экспертом факта.
Выводы в форме суждений возможности, как указывалось, даются в случаях, когда устанавливается физическая возможность какого-либо события, факта. Такие выводы имеют определенные доказательственное значение. Однако следует отметить, что они устанавливают лишь возможность события как физического явления, а не то, что оно фактически имело место. Доказательственное значение их примерно такое же, как и результатов следственного эксперимента, устанавливающего возможность какого-либо события. Между тем суды иногда интерпретируют их как выводы о действительных фактах. Например, вывод эксперта о возможности «самопроизвольного» выстрела без нажатия на спусковой крючок истолковывается как вывод о том, что такой выстрел имел место.
Доказательственная ценность альтернативного вывода, в котором эксперт дает два или более варианта, состоит в том, что он исключает другие варианты, а иногда позволяет в совокупности с другими доказательствами прийти к какому-то одному варианту.
Условные выводы могут использоваться в качестве доказательств только при подтверждении условия, которое устанавливается не экспертным, а следственным путем.
По результатам оценки заключения эксперта может быть проведен допрос эксперта (ст.192 УПК) либо назначена дополнительная или повторная экспертиза (ст.81 УПК) . Допрос эксперта проводится для разъяснения или дополнения заключения, если это не требует дополнительного исследования (о сущности и надежности примененной методики, о значении отдельных терминов и т. п.). При этом может быть поставлен и вопрос, имеющий самостоятельное доказательственное значение.
В кассационную инстанцию в соответствии со ст.337 УПК заключения представляются как «дополнительные материалы» в подтверждение или опровержение доводов, приведенных в жалобе или протесте. Подобное заключение специалиста нельзя рассматривать как источник судебных доказательств, поскольку оно не подвергалось исследованию в судебном заседании. Кроме того, и сама форма «заключение эксперта» не увязывается с уголовно-процессуальным законом. В юридической литературе высказывается точка зрения, что подобные заключения имеют процессуальное значение. Однако эту точку зрения большинство юристов не разделяют.

2.3 Проблема оценки заключения эксперта с позиций доказательственной силы данного вида доказательств
С одной стороны, необходимо помнить, что эксперт не оценивает доказательство как таковое, а лишь делает определенные выводы в своей профессиональной области. Необходимость следовать процессуальной форме и обязательное (согласно ч. 2 ст. 80 ГПК РФ) предупреждение об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение не означают возможность эксперта оценивать доказательство с точки зрения достоверности, в совокупности с другими доказательствами по делу, а также исходя из целей процесса.
В этом смысле интересно содержание нормы ч. 2 ст. 86 ГПК РФ: в случае, если эксперт при проведении экспертизы установит имеющие значения для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение. Но эксперт работает с информацией, относящейся к объекту, который для суда и сторон процесса может быть достоверным доказательством или доказательственным фактом, а может и не быть таковым. Эксперт не может оценивать тот или иной факт в качестве доказательства и тем более решать вопрос о его значении для разрешения гражданского дела по существу. Некоторые ученые отмечают, что «норма об относимости доказательств адресована суду, поскольку стороны и другие заинтересованные лица, представляя доказательства, могут ошибаться в оценке их относимости либо могут сознательно уводить суд в сторону от объекта познания».
Это утверждение справедливо не только для сторон и иных заинтересованных лиц, но и для эксперта, проводящего исследование относительно факта, который в дальнейшем может стать основой позиции стороны в процессе. Это означает, что, как и в случае с иными видами доказательств, оценка не только выводов эксперта, но и факта, выяснение которого послужило причиной назначения экспертизы, является задачей и «промежуточной» целью суда, и только суда.
Учитывая, что эксперт, выходя за рамки поставленных ему судом (или сторонами) вопросов, не способен определить процессуальную значимость фактов, которые не фигурировали в вопросах экспертизы, формулировка ч. 2 ст. 86 представляется нам не совсем удачной и логичной.
Самой возможности выхода эксперта за пределы поставленных ему вопросов должно предшествовать требование суда, который, будучи органом правосудия, представляет границы предмета доказывания и определяет факты, которые могут иметь значение для разрешения дела по существу. Суд, определяя достоверность выводов эксперта относительно искомого факта, достоверность факта, равно как и надежность самого эксперта, обязан исходить из отсутствия предустановленной силы заключения эксперта. Однако специфика заключения эксперта заключается в особом характере его знаний, на основании которых делаются выводы. Данная специфическая черта, влияющая на содержание экспертного заключения, не может не влиять на оценку заключения судьей, а также на его фактическую доказательственную силу.
Факторы сложности оценки содержания экспертного заключения:

  1. «Эффект ореола». Профессионализм и надежность эксперта (и, бесспорно, его заключения) могут быть обусловлены многими причинами, например, местом работы и опытом, порядком и формой изложения выводов в заключении, даже внешним видом и манерой изложения мыслей относительно объекта экспертизы. «Эффект ореола» может оказать сильное психологическое влияние на формирование внутреннего убеждения судьи и приоритетность фактов, выявленных экспертом в процессе проведения им экспертизы. Происходит это вопреки тому, что в судебной практике неоднократно подчеркивалось отсутствие приоритетной силы заключения эксперта как доказательства по делу.
  2. Невозможность оценки правильности и достоверности используемых в процессе экспертизы методик исследования. Проверка достоверности заключения эксперта предполагает логический анализ всех его составных частей и оценку соответствия выводов эксперта под углом надежности примененных экспертом методик. Таким образом, судья обязан оценить следующие факторы: были ли предоставлены эксперту надлежащие и достаточные материалы для исследования, проведено ли исследование с достаточной полнотой, основано ли оно на применении необходимых научных знаний и правильно использованных специальных методиках. Под проверкой обоснованности и достоверности научных методик следует понимать проверку судом обоснования выбора той или иной методики. Очевидно, что любой эксперт, если он на самом деле является таковым, может обосновать научную методику перед судьей, знания которого в специальных областях едва ли позволят сомневаться в результатах экспертизы и необоснованности применения способов ее проведения.
    В отношении оценки выводов эксперта не должно идти речи об обосновании научных методик, как не должно быть и речи о познании судьей в той или иной степени научной составляющей экспертизы относительно объекта экспертизы. Для оценки выводов эксперта и достоверности обстоятельств дела судья будет использовать внутреннее убеждение в качестве универсального метода оценки любых доказательств. И признание судом факта, являющегося объектом экспертизы, также будет проводиться на основе внутреннего убеждения.
    Проверка обоснованности методик не является задачей суда, но является профессиональной обязанностью самого эксперта, предупрежденного о предусмотренной законом ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
    Поэтому, вменение суду обязанности проверки обоснованности вряд ли целесообразно. И если у суда возникло сомнение относительно достоверности подтвержденного выводами эксперта факта, то он может назначить проведение повторной экспертизы. При этом повторная экспертиза не должна пониматься как способ проверки первоначально проведенной экспертизы, а выступать в качестве самостоятельного доказательства.
    Наименее исследованным с точки зрения оценки экспертизы как доказательства является вопрос о соотношении достоверности выводов эксперта и достоверности факта, относительно которого проводится экспертиза.
    В результате исследования судебных приговоров Петрухиной А.Н. было установлено, что эксперты решают следующие задачи: определение групповой принадлежности крови (судебно-медицинская экспертиза биологических следов) — 36%; установление общей групповой принадлежности вещества следа — 37%.
    В качестве примера можно привести следующий вывод: «Вещество наслоения на почве относится к низкокачественному трансмиссионному маслу, не имеющему никаких специфических особенностей». Данный вывод будет иметь меньшую доказательственную ценность, так как данное масло широко применяется на автотранспорте. Поэтому, как верно отмечает Ю.К. Орлов, необходимо, относя объект к какому-то классу, дать характеристику этого класса, указать на его распространенность.
    Так, эксперт-почвовед, констатируя, что исследуемые образцы почвы относятся к группе карбонатных, слабозасоренных посторонними примесями, отмечает, что такой тип почв является широко распространенным и характерным для данной местности. Если же этого не сделано, то данное обстоятельство необходимо выяснить при допросе эксперта, иначе определить доказательственную ценность такого вывода будет невозможно .
    Выводы эксперта, воспринятые судом в качестве достоверных, всегда будут означать достоверность объекта экспертизы. Однако сомнения суда или сторон в установлении экспертом искомых фактов в отличие от иных видов доказательств могут означать назначение повторной экспертизы, т.е. повторную оценку искомого факта. Специфика содержания заключения эксперта, возможность назначения повторной экспертизы, сложность оценки некоторых специальных знаний делают невозможной положительную оценку судом вероятных выводов эксперта.
    Дело в том, что вероятностные выводы эксперта относительно объекта экспертизы не только влияют на соответствующее внутреннее убеждение суда, но и делают еще более неясным положение искомого факта, выявление которого и есть цель экспертизы как таковой. Следовательно, в отличие от других видов доказательств вероятностные предположения относительно правдоподобности того или иного факта, сделанные экспертом, а не судом по внутреннему убеждению в рамках оценки доказательств, не могут быть оценены как доказательство и положены в основу решения суда первой инстанции.
    Весьма важным можно было бы считать вопрос о допустимости применимых экспертом в ходе исследования методов (особенно в вопросах психологического воздействия, медицинских экспертизах).
    Однако недопустимость таких экспертиз не может являться объектом оценки суда, поскольку:
  • во-первых, оценка допустимости методов не соответствует критерию относимости самой экспертизы;
  • во-вторых, недопустимость тех или иных методик, используемых экспертом, как правило, означает возможность привлечения эксперта к административной или уголовной ответственности. Изыскание судом такой возможности не имеет отношения к делу и не является задачей и функцией гражданского судопроизводства, равно как и предметом данного исследования .
    Таким образом, специфика оценки заключения эксперта — в двояком характере как содержания, так и формы данного доказательства. Личный характер выводов эксперта как доказательства, а также использование при его создании специальных знаний в известной степени ограничивают внутреннее убеждение судьи в том, что касается оценки исследовательской части заключения, а также достоверности и допустимости методик исследования.
    Специфика содержания обусловливает возможность неоднократного экспертного заключения в отношении одного и того же факта путем проведения повторной и (или) комплексной экспертизы. При противоречии двух экспертных заключений относительно одного или того же искомого факта суду следует обратиться за разъяснением к другому эксперту либо специалисту в данной области знаний, но не оперировать внутренним убеждением как методом оценки данного вида доказательств. При назначении же повторной экспертизы суд будет оценивать ее выводы в качестве самостоятельного доказательства, исключая влияние на нее выводов первоначальной экспертизы. Данное положение, однако, не исключает возможности суда в ходе исследования повторной экспертизы и на этапе формирования внутреннего убеждения обращаться к такому логическому приему исследования, как сравнение двух экспертных заключений.
    В ряде случаев заключение эксперта может и должно быть исследовано и оценено судом исключительно в качестве письменного доказательства, так как его содержание и (или) форма не будут соответствовать заключению эксперта как виду доказательств, регулируемому в рамках того или иного процессуального закона и данного вида судопроизводства.

Заключение
В ходе работы над курсовой, мною было изучено значительное количество литературы, что позволило придти к определенным выводам.
При рассмотрении уголовных дел суды нередко используют специальные познания в различных формах. При этом основной формой их использования является экспертиза. Она предусмотрена УПК. Для осуществления экспертизы необходимо совершить определенное процессуальное действие, которое нашло свое закрепление в ведомственных инструкциях и положениях. Экспертиза имеет свои особенности, которые отличают ее от других процессуальных действий, имеет свои принципы, структуру и содержание. Существуют основные виды экспертиз, о них более подробно автор говорит на страницах своей работы. Экспертиза имеет процессуальное закрепление: все действия эксперта должны быть процессуально оформлены, т. е. изложены в заключении эксперта.
Заключение эксперта имеет структуру и содержание, которые закреплены законом. Оно имеет важное значение для разрешения судебных, и следственных вопросов.
Чтобы заключение эксперта приобрело доказательственное значение необходимо подвергнуть его оценке, которая осуществляется на всех этапах расследования уголовного дела и в суде.
Многие юристы и процессуалисты уделяют большое внимание именно этой стадии при решении вопроса о принадлежности заключения эксперта к источникам доказательства и о его доказательственном значении для решения дела.
Необходимо отметить, что, осуществляя оценку заключения эксперта, суды и следственные органы часто допускают ошибки, касающиеся:

  1. принадлежности доказательств к обвинительным либо к оправдательным;
  2. доказательственной ценности косвенных доказательств;
  3. доказательственной ценности выводов эксперта и т. д.
    Эти ошибки могут отрицательно отразиться на ходе дела и на вынесении приговора судом.
    Ошибочным является также и категоричное отношение к заключению эксперта как к источнику доказательств, основанное на убеждении, что эксперт всегда прав и ему не свойственно допускать ошибки, так как он осуществляет свои действия, руководствуясь законом.
    Заключение эксперта может быть источником, как прямых, так и косвенных доказательств, в зависимости от того какие обстоятельства подлежат доказыванию по конкретному делу.
    Определение доказательственного значения заключения эксперта является последней стадией оценки заключения эксперта.
    Заключение эксперта имеет большое доказательственное значение, т. к. в нем зафиксированы обстоятельства имеющие решающее значение, от них зависит судьба дела.
    Заканчивая курсовую работу, хотелось бы отметить, что законодательство РФ уделяет большое внимание объективности эксперта, при осуществлении, последним, экспертных действий, которые гарантируются рядом процессуальных норм.

Список используемой литературы
Нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993г) // СПС «Консультант Плюс»
  2. Уголовный кодекс российской федерации (с изм. от 7.12.2014) // СПС «Консультант плюс»
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 г. (с изм. от 7.12.2014) // СПС «Консультант плюс»

Специальная литература

  1. Булгаков, В.Г. Основы криминалистического исследования динамических признаков человека / В.Г. Булгаков. – М.: Юрлитинформ, 2014. – 170 с
  2. Гороховский, О.А.Криминалистика: курс лекций / О.А. Гороховский, Д.Ф. Флоря. – Орел: ОрЮИ МВД России, 2014. – Ч. 6. – 159 с
  3. Гриненко А.В. Источники уголовно-процессуальных принципов // Журнал российского права. 2011. — № 5. – С. 12-29
  4. Гусев, В.Г. К вопросу о совершенствовании механизма назначения и проведения экспертных исследований в гражданском судопроизводстве / В.Г. Гусев // Эксперт-криминалист. – М.: Юрист, 2013. – № 1. – С. 19–21.
  5. Гуценко К.Ф. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Изд. 3-е / Под ред. К.Ф. Гуценко. – М.: Зерцало, 2014. – 736 с.
  6. Дьяконова, О.Г. Вопросы регламентации допроса эксперта следователем и судом / О.Г. Дьяконова; отв. ред. Гриб В.В. // Научные труды РАЮН в 3-х томах. – М.: Юрист, 2014. – Вып. 9. – Т. 3. – С. 863–867
  7. Ефремов, И.А. Сроки производства судебных экспертиз: практика, закон, перспективы / И.А. Ефремов // Российское правосудие. – М.: Изд-во РАП, 2010. – № 2 (46). – С. 78–84.
  8. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. — 2-е изд., перераб. и доп. — Юристъ, 2014. – 560 с.
  9. Комментарий к УПК РФ / под общ. ред. В. И. Радченко. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2014. – 709 с.
  10. Комментарий к УПК РФ / отв. ред. И.Л.Петрухин. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2014 – 664 с.
  11. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. Председателя Верховного Суда РФ В. М. Лебедева; научн. ред. В.П. Божъев. М.: Спарк, 2012. – 523 с.
  12. Научно-практическое пособие по применению УПК РФ/Под ред. д.ю.н., проф., Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева. — Норма, 2014. – 540 с.
  13. Овсянников И.В. К вопросу о вероятном заключении эксперта // Российская юстиция. 2014. N 11. С. 56 — 59.
  14. Петрухина А.Н. Оценка доказательственной значимости заключения эксперта в уголовном процессе // Эксперт-криминалист. 2012. N 2. С. 25 — 27
  15. Петрухин И.Л. Уголовный процесс: учебник. М., 2011. – 313 с.
  16. Россинская Е.Р. Криминалистика : Курс лекций. — М.: Норма, 2011. – 432 с.
  17. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. М.: Проспект, 2010. — 464 с.
  18. Смирнов А.В. Уголовный процесс: учебник / А.В. Смирнов, К.Б. Калинов¬ский; под общ. ред. проф. А.В. Смирнова. — 4-е изд., перераб. и доп. – М.: КНОРУС, 2013. – 704 с.
Оцените статью
Поделиться с друзьями
BazaDiplomov