Реферат Древний Египет

Содержание

Введение 3
1 Развитие экономических отношений на территории древневосточных государств 4
2 Экономическая система в древневосточных государствах 8
3 Особенности экономического развития Египта 11
4 Экономическая мысль древнего Египта 16
Заключение 18
Список использованных источников 21

Введение

Различные типы устройства общества очень давно привлекли внимание историков, и о них существует огромная литература. Одно из самых крупных явлений в этой области — древневосточных общества.
Главным фактором, обусловившим своеобразие древневосточных обществ, является привязка экономической жизни к поливному земледелию, которое возникало на основе естественного разлива великих рек древности — Нила, Евфрата, Тигра, Янцзы, Хуанхэ. Необходимость кооперировать общие усилия привела к образованию особого влияния государственного начала в жизни древневосточных обществ. Многие историки экономики вот уже много десятилетий выделяют особую формацию — «азиатскую» наряду с традиционными рабовладельческой, феодальной и иными. Дебаты продолжаются, а согласие в этом вопросе до сих пор не достигнуто.
Целью контрольной работы является рассмотрение особенностей экономики древневосточных государств, а также рассмотрение экономики Древнего Египта.

1 Развитие экономических отношений на территории древневосточных государств

В ходе расселения общин от начальных центров земледелия в предгорных районах Ближнего и Среднего Востока незначительно произошли действия, имевшие, быть может, самое наибольшее значение для истории всего человечества.
Между VI и ІІІ тысячелетиями до и. э. были освоены земледельцами-скотоводами равнины 3-х знаменитых рек Африки и Азии: Нила, нижнего Евфрата и Инда. В течении всего времени как часть населения уходила все далее в степь, некоторые группы были принуждены отступить на равнины, временами заливавшиеся водами данных 3-х рек. Тут они встретили очень неблагоприятные условия. Все 3 реки текут через зону пустыни или же довольно жарких, сухих степей, где хлеб не имеет возможности подрастать в отсутствии искусственного орошения; в то же время все 3 реки регулярно сильно разливаются, надолго наводняя и заболачивая большие пространстваПоэтому посевы либо не вовремя затоплялись разливом, либо сгорали от солнца, когда вода спадала. Вследствие этого земледелие здесь долгое время удавалось много хуже, чем в предгорьях, питание было менее надежно обеспечено. К тому же, например, в долине нижнего Евфрата не было ни строительного леса (а только тростник, достигавший порой гигантских размеров), ни такого камня, который был бы годен для изготовления орудий. Не было здесь и металлов, поэтому жители этой долины должны были обходиться тростниковыми и глиняными орудиями или выменивать камень у ближних племен, когда их соседи уже давно освоили медь. Конечно, медь была вчуже известна и этим племенам, но выменивать ее им было гораздо труднее. Прошло много десятков поколений, пока обитатели великих речных долин справились с задачей рационального использования разливов для целей земледелия. Это была первая в истории человечества победа над природной стихией, подчинение ее человеку.
Достигнуто это было разными путями. В долине Нила, где разлив начинается в июне и держится до октября, научились разгораживать заливаемые поля земляными валами; отстаиваясь между ними, нильская вода отлагала плодородный ил; затем воду спускали, а ил между валов долго сохранял достаточно влаги не только для посева, но и для периода взращивания злаков; к тому же ил был прекрасным удобрением. В долине нижнего Евфрата — в Шумере — река довольно нерегулярно разливалась весной; воды ее отводили в специальные водохранилища, откуда их можно было несколько раз в течение вегетационного периода подавать на поля. Собственные методы укрощения рек были найдены и для Керхе, Каруна и Инда (для последнего — позже всего, лишь к середине III тысячелетия до н.э.).
Система ирригации и мелиорации создавалась не для всей для всей реки: на самом деле возникали только местные системы, какие были под силу объединению немногих общин, по и это было огромным достижением, которым жители долин были обязаны своему упорству и кооперации. Как именно организовывалась работа, мы не знаем, потому что в то время еще не было письменности и никаких записей до нас по дошло. Но замечено, что там, где для создания продуктивного земледелия требовалась кооперация многих общин, уже в самые ранние периоды цивилизации выделялись своим могуществом и богатством храмы и культовые вожди — в гораздо большей мере, чем там, где земледелие основывалось на дождевом и ручьевом орошении и больших общих работ не требовалось. Поэтому предполагают, что организация мелиоративно-ирригационных работ поручалась жрецам.
Освоение речной ирригации на том уровне развития производительных сил (медно-каменный век) было возможно только там, где почва была достаточно мягкой, берега рек не слишком круты и каменисты, течение не слишком быстрое. Поэтому даже в пределах субтропической, пустынно-степной, степной и лесостепной зон многие рек, в том числе соседний с Евфратом Тигр, Араке и Кура, Сырдарья и Амударья и др., для создания на их базе ирригационных цивилизаций еще не годились; их воды стали использоваться человеком много позже.
Но там, где организованная речная ирригация оказалась возможна и где почва была образована из плодородного наносного ила, урожаи стали быстро расти. Этому способствовали рост производительности труда, обусловленный введением наряду с мотыжной также и плужной вспашки (на ослах или на волах), и общее усовершенствование техники обработки земли. Эта техника сохранялась потом почти без изменении тысячелетиями. В Египте и в Шумере уже к концу IV тысячелетия до н.э. посевы легко давали, по-видимому, десятикратные, двадцатикратные и большие урожаи. А это значит, что труд каждого человека стал производить значительно больше, чем было нужно для пропитания его самого. Рост урожаев был исключительно благоприятен и для развития скотоводства, а развитое скотоводство способствует еще большему повышению жизненного уровня людей. Община оказалась в состоянии прокормить помимо работников не только нетрудоспособных, т. е. детей и стариков, не только создать надежный продовольственный резерв, но и освободить часть своих работоспособных людей от сельскохозяйственного труда. Это способствовало быстрому росту специализированного ремесла: гончарного, ткацкого, плетельного, кораблестроительного, камнерезного, медницкого и др. Особое значение имело освоение меди, сначала использовавшейся просто как один из видов камня, но потом вскоре ставшей применяться для ковки, а затем и для литья. Из меди можно было изготовлять множество орудий и оружия, которые нельзя было сделать из камня, дерева или кости и которые к тому же даже в случае поломки могли быть переплавлены и вновь использованы.
Дальнейший рост прибавочного земледельческо-скотоводческого продукта позволил освободить часть членов общины от всякого производительного труда. Естественно, что при первом возникновения прибавочного продукта величина его была недостаточна для того, чтобы избыток можно было распределить на всех; а в то же время не все в территориальной общине имели одинаковые возможности обеспечить себя за счет других. В наиболее благоприятном положении оказывались, с одной стороны, военный вождь и его приближенные, а с другой — главный жрец (он же, как предполагают, был в странах речной ирригации и организатором орошения). [2]

2 Экономическая система в древневосточных государствах

В Шумере (о других «речных цивилизациях» историки осведомлены меньше) обеспечение общинной верхушки в III тысячелетии до н.э. происходило еще не столько путем взимания каких-либо поборов с массы населения (хотя были и поборы), сколько путем выделения из общинной территории больших пространств земли в пользу храмов и важнейших должностных лиц (а площадь орошаемой земли была сравнительно ограниченной). На этих землях работало немалое число людей, которые составляли основную массу возникающего эксплуатируемого класса.
Храмы имели особо важное значение для общины потому, что создаваемый в их хозяйствах продукт первоначально являлся общественным страховым фондом, а участие в храмовых жертвоприношениях создавало почти единственную возможность мясного питания для населения. При этом на больших пространствах храмовых земель легче было применять передовую сельскохозяйственную технику (плуги и т. п.), и здесь создавалась основная масса прибавочного продукта. Для массы же свободного населения, не входившего в состав образующегося государственного аппарата (куда мы должны включить и жречество), выделение в пользу этого аппарата значительной части наиболее плодородной общинной земли и являлось формой налога. Кроме того, формами налога были ирригационные и строительные повинности и повинность воинского ополчения.
В дальнейшем хозяйства первого сектора стали собственностью государства, хозяйства же второго сектора остались в верховной собственности территориальных общин и во владении глав семей; практически владения последних отличались от полной собственности лишь тем, что пользоваться и распоряжаться землей по своей воле могли только члены территориальных общин (соседских, сельских, затем и городских).
Общинники, т. е. свободные члены хозяйств второго (общинно-частного) сектора, как правило, работали на земле сами и с помощью только членов своей семьи.
Люди, расселенные на землях, ставших впоследствии государственным сектором, могли только условно владеть землей — она выдавалась им для пропитания и как плата за службу или работу на храм или вождя-правителя и т.д. Многие работники государственного сектора земли вообще не получали, а получали только паек. Однако и среди государственных людей были состоятельные по тем временам люди, пользовавшиеся чужим трудом и имевшие рабынь и рабов. Это были чиновники, верхушка воинов, квалифицированные ремесленники. Этим людям выделялась также некоторая часть продукта, созданного земледельческими работниками персонала храмового пли правительского хозяйства.
Экономическая эксплуатация была в древности исключением, но не правилом. В состав эксплуатируемого класса входили и рабы, не только лишенные собственности на средства производства, но и сами являвшиеся собственностью эксплуатирующих, бывшие как бы живым орудием труда. Именно эксплуатация рабов была наиболее полной, а следовательно, наиболее желательной для рабовладельцев. Производительность рабского труда при постоянном наблюдении за ним и при тогдашних крайне примитивных орудиях труда существенно не отличалась от производительности труда крестьянина-общинника, но раб не смел иметь семью, а те члены эксплуатируемого класса, кто не являлся собственно рабами, должны были содержать и семью на свой паек или на урожай с надела. Для хозяина было удобнее не давать робу прокорма на семью, да и самого раба можно было хуже кормить, хуже пли даже совсем не одевать и ежедневно заставлять больше работать. Это было выгодно рабовладельцам, и при всяком удобном случае они старались также и других эксплуатируемых лиц превращать в настоящих рабов. Поэтому такая экономика называется рабовладельческой, а подневольных людей рабского типа часто обозначают как класс рабов в широком смысле слова.
В ходе истории выяснилось, что содержание государства за счет ведения им собственного хозяйства с помощью больших масс эксплуатируемых рабского типа в конечном счете оказывается нерентабельным: оно требует слишком больших непроизводительных затрат на надзор и управление. Государство переходит на систему взимания прямых налогов и даней со всего населения. [1]

3 Особенности экономического развития Египта

Другим вариантом развития раннерабовладельческого общества можно считать тот, который сложился в долине Нила — в Египте. К сожалению, ранние хозяйственные и правовые документы из Египта крайне немногочисленны, и многое нам неясно.
Если Шумер пересечен отдельными самостоятельными руслами Евфрата, от которых можно было отводить многочисленные независимые магистральные каналы, и тут не только создавались, по долго сохранялись и после кратковременных объединений вновь возрождались мелкие номовые государства, то весь Верхний Египет вытянут узкой лентой вдоль единой водной магистрали — Нила; лишь в Нижнем Египте Нил расходится веером русел — Дельтой. По-видимому, из-за того, что номы Верхнего Египта примыкали цепочкой друг к другу, стиснутые между Нилом и скальными обрывами на краю пустыни, многосторонние политические группировки, которые давали бы возможность, используя многостороннюю борьбу и соперничество соседей, обеспечивать отдельным номам с их самоуправлением достаточную независимость, здесь были неосуществимы. Столкновения между номами неизбежно приводили к их объединению «по цепочке» под властью сильнейшего, а то и к полному уничтожению строптивого соседа. Поэтому уже в самую раннюю эпоху в Верхнем Египте появляются единые цари с признаками деспотической власти над отдельными номами и всей страной, которые позже завоевывают и Нижний Египет. И хотя, по всей вероятности, в Египте раннего периода тоже существовали параллельно государственный сектор (храмовые и царские, может быть, также и вельможные «дома») и общинно-частный сектор, но в дальнейшем, как кажется, общинно-частный сектор был без остатка поглощен государственным: по крайней мере, египтологи не могут на основании наличного у них в настоящее время материала для эпохи от 2000 г. и позже обнаружить ясные свидетельства существования общины свободных и полноправных граждан, административно независимых от государственных хозяйств. Это не мешает тому, что и в пределах государственного сектора здесь возникают отдельные хозяйства, экономически автономные.
Все это, однако, не создает принципиального различия между обществом Египта и Нижней Месопотамии. Как тут, так и там непосредственное ведение огромных рабовладельческих хозяйств царской властью в копне концов оказывается нерентабельным. Работникам вменялось в обязанность выполнение определенного урока на хозяйство, которому они были подчинены. Произведенное сверх урока могло поступать в их пользу с правом распоряжаться этой долей продукта.
Хозяйственную основу Египта составляло поливное (ирригационное) земледелие, представлявшее собой соединение ирригационных сооружений и поливных работ с примитивной техникой обработки земли. Землю обрабатывали мотыгой и примитивным плугом. Сеяли ячмень, пшеницу, лен. Сельское хозяйство носило специализированный характер. Верхний Египет стал центром земледелия, а Нижний — скотоводства, садоводства и виноградарства. Еще в глубокой древности в Египте сложилась ирригационная система, делившая поля на «верхние» и «нижние». «Нижними» назывались поля, затопляемые во время разлива Нила, на них строили земляные запруды (дамбы) для сохранения воды. На верхние поля, куда во время разлива вода не доходила, ее приходилось поднимать при помощи «журавлей-шадуфов» и водяных колес. Ремонт дамб, очистка каналов, регулирование последовательности многократного полива полей, полевые работы, связанные с режимом орошения, — все это могло существовать лишь при жестком соблюдении графика, при постоянном контроле и управлении из единого центра, осуществляемых государством. Древневосточное государство, таким образом, возникло из необходимости объединения сил земледельцев-общинников для строительства оросительных систем.
Царское хозяйство, поставлявшее все необходимое для «дома фараона», было достаточно развитым. Фараоны контролировали храмовые хозяйства, конфисковывали общинные пустоши. Расширение государственного хозяйства сопровождалось раздачей земель сановникам. Появились хозяйства вельмож. Их земли обрабатывали «рабочие отряды», которым выделялся тягловый скот, семена для посева.
Государство, объединив людей, сохранило прежнюю общинную обязанность — вести общее хозяйство, превратив ее в государственную трудовую повинность. Посредством общественных работ восточные правители подчинили себе свободных общинников. В этих условиях труд рабов играл второстепенную роль — он носил «домашний характер». Рабы исполняли в основном обязанности слуг. Лишь в последний период истории Древнего Египта — в XVI, XII вв. до н.э. — рабов начали использовать в качестве ткачей, гончаров и т.д. В «азиатских» общинах не было необходимости в дополнительной рабочей силе. Напротив, там существовал избыток трудовых ресурсов. В период прекращения сельскохозяйственных работ, связанных с разливом рек, население нужно было чем-то занять. Поэтому, не случайно, почти все древневосточные государства вели строительство грандиозных культовых и светских сооружений — пирамид в Египте, башен-зиккуратов и висячих садов в Месопотамии и т.д. В условиях избыточности трудовых ресурсов применение труда рабов в сельскохозяйственном производстве было бессмысленным.
Земледельцы-общинники — это даровая рабочая сила, которую не нужно покупать, кормить, одевать. Труд этих людей можно было расходовать очень расточительно. В отличие от рабов античных государств, которые находились в собственности отдельных рабовладельцев и использовались в частных интересах, эта огромная трудовая армия применялась централизованно для государственных (общественных) работ: при строительстве оросительных систем, дорог, культовых сооружений. Ведение, управление этими работами требовали мощного государственного аппарата. В Древнем Египте регулярно проводились переписи населения и хозяйства, в основном для распределения трудовой повинности.
Каждый крестьянин должен был определенную часть года отработать на государственных работах — на полях фараона и храмов, строительстве оросительных систем, пирамид и храмов. Трудовые повинности в пользу фараона имели огромное значение для экономики Древнего Египта. Существовало даже «ведомство поставщика людей» с тюрьмой для уклонявшихся от повинностей. Государственные повинности распространялись на все население. Сохранились записи об организации людей в «пятерки» и «десятки» во главе с «руководителем работ». Выполнение работ контролировалось особыми чиновниками — «счетчиками людей». Кроме того, существовало разветвленное ведомство по сбору налогов. Особая роль государства с громадным аппаратом управления обусловила особый тип бюрократии. Макс Вебер не без остроумия отмечал, что в Египте бюрократическая централизация никогда не могла бы достичь той степени совершенства, которой она достигла, без естественного разлива Нила.
Для Египта, как и для других «восточных обществ», характерна высокая степень централизации экономики: централизованно распределялась основная масса произведенного продукта; чиновники учитывали урожай и количество скота; общинники, работавшие на ирригационных и строительных объектах, получали инструмент и провиант из государственных хранилищ.
Все эти особенности «азиатского способа производства» сохранялись на Востоке очень долго.
Огосударствление экономики, тотальная регламентация общественной жизни, ее бюрократизация были связаны с важнейшей чертой египетского, восточного общества в целом — стремлением к стабильности и неизменности во всем: экономике, социально-культурной и политической жизни. Подобно тому, как без общины не могла выжить отдельная семья, так и сами общины не могли обойтись без государства, поэтому они были кровно заинтересованы в консервации отношений с верховной властью. Сохранению в незыблемости, неизменном состоянии всей системы общественных отношений подчинялась материальная и духовная деятельность людей. Поддержанию стабильности восточного общества служили деспотизм правителей, религия, обычаи и законы.
Стремление к неизменности наложило отпечаток на развитие труда и человека в Древнем Египте. Экономика почти не развивалась, постоянно воспроизводя прежние формы и отношения. Такое положение в экономике называется стагнацией. [4]

4 Экономическая мысль древнего Египта

Одним из первых дошедших до нас памятников экономической смыли является «Поучение гераклеопольского царя своему сыну». Автор «Поучения» обращает внимание на необходимость эффективного функционирования аппарата управления, которые стоит между фараоном и населением. В сплоченности царствования. Аппарат должен работать «как один отряд». Для этого царю необходимо заботиться о материальном поощрении чиновников: «Возвышай твоих вельмож, чтобы они поступали по твоим законам. Не пристрастен тот, кто богат в своем доме, он владыка вещей и не нуждается… Награждай вельмож податными спискам, жрецов – участками земли». Для добора людей в аппарат управления автор советует приближать « к себе человека за дела его», не делая различия между сыновьями из знати и простолюдинов. Это отражает еще не завершившийся процесс классообразования в Древнем Египте.
Грамотность в Египте был монополией господствующих сословий. Чиновников готовили в специальной школе. Своеобразной апологией профессии чиновника является «Получение Ахтоя своему сыну Пиопи». Показывая альтернативы карьере писца, автор описывает положение непосредственных производителей и заключает.
Интересным памятником древнеегипетской мысли является «Речение Ипусера». Усиление государственной эксплуатации, рост долгового рабства и ростовщичества привели к гражданской войне. В этой связи «Речение Ипусера» выражает точку зрения господствующих сословий на события в стране. Для Ипусера – «несчастье для сердца», что вскрыты архивы, расхищены податные декларации. Ипусер недоволен, что «простолюдины стали богатыми», «руководимые стали собственниками рабов», а «собственники богатств стали неимущими». Простолюдинов, ставших богачами, Ипусер именовал разбойниками, грабителями.
Ипусер стремился прежнего всего к возрождению деспотически-бюрократического механизма регулирования хозяйства Древнего Египта. «Идеальный деспот», по мнению Ипусера, не должен было допускать междоусобий в стране, насилия, экспроприации знати. Новому правителю следует восстановить все ложности, наладит систему трудовых повинностей, посредством которой происходит строительство пирамид и устройство водохранилищ, укрепит боевую мощь страны. [3]

Заключение

Древневосточные государства (Египет, Вавилон, Индия, Китай и др.) возникли около 5 тысяч лет назад в зонах поливного земледелия. Географическое положение, особые климатические и почвенные условия в этих странах вызывали необходимость организации крупных и сложных оросительных систем. Такой характер сельскохозяйственного производства («азиатский способ производства») требовал, во-первых, сохранения родовой общины, ибо отдельные семьи не могли проводить сложные и объемные ирригационные работы, а во-вторых, наличия сильной публичной власти.
Поскольку государство управляло коллективным трудом общинников по сооружению оросительных систем, то оно присваивало себе и право верховной собственности на землю. В результате общинники стали зависимыми от государства. Иначе говоря, экономической основой государств восточного типа являлась государственная собственность на землю и ирригационные сооружения. Здесь существовала и частная собственность монарха, его приближенных, но она не играла существенной роли в производстве. Такой характер собственности во многом определял специфическую, «пирамидальную» структуру общества: на верху пирамиды — монарх (царь, фараон и т. п.), ниже — его приближенные, еще ниже — чиновники более низкого ранга. В основании пирамиды-общинники и рабы, составляющие главный объект эксплуатации государства.
В обмене ведущую роль в ранней древности играет международная торговля (через посредников — на большие расстояния). Эта торговля ведется на свой риск либо государственными агентами, либо специализирующимися на обмене общинами семейного типа, члены которых не состоят на государственной службе. Перераспределение продукта происходило через город и поселки городского типа, где были сосредоточены индустриальные и обменные функции общества, где действовала государственная администрация и где жило большинство нетрудового населения. Внутри городской общины господствуют в основном натуральные обменные отношения, централизованное государственное распределение и слаборазвитый внутренний рынок. Обмен нередко происходил в порядке неэквивалентной взаимопомощи.
В ряде восточных государств (Китай и др.) рабство носило семейный (патриархальный) характер, при котором рабы мало отличались от обычных общинников. В Египте, Вавилоне были государственные и храмовые рабы, которые вносили большой вклад в экономику этих стран. В Индии сложилась закрепленная религией кастовая организация общества.
В целом в древневосточных государствах не было традиционной классовой дифференциации общества. Огромную роль в их жизни играли вековые традиции. Для них было характерно заторможенное, застойное развитие. Во многих древневосточных государствах веками ничего не изменялось.
Древневосточные государства выполняли несколько функций:
1) организации общественных работ (по созданию и эксплуатации ирригационных сооружений);
2) финансовую — взимание податей;
3) военную — оборона своей территории или захват чужих территорий;
4) подавления сопротивления общинников и рабов.
Для выполнения своих функций государства создавали мощный чиновничий строго централизованный аппарат. Ведущая роль в нем принадлежала войску, полиции и суду. Правда, в древневосточных государствах длительное время не существовало строгого разграничения компетенций между отдельными ведомствами и чиновниками.
Организация государственной власти в странах древнего Востока чаще всего принимала форму «восточной деспотии», при которой вся полнота не ограниченной ничем власти принадлежала одному властителю — наследственному монарху, правящему при помощи сильного военно-бюрократического аппарата.
Таким образом, для древневосточной (азиатской) модели хозяйственного развития характерны следующие черты:

  1. Рабы не составляли главной производительной силы общества, т.е. производством материальных благ в сельском хозяйстве и других сферах занимались люди, считавшиеся свободными.
  2. Земля находилась не в частной, а в государственной или государственно-общинной собственности.
  3. Между государством и общинниками-земледельцами сложились отношения подданства, т.е. отсутствовали права при безусловном несении повинностей в пользу государства.
  4. Государство на Востоке приобрело форму «восточной деспотии», т.е. полного бесправия подданных перед лицом государства. Именно поэтому такой тип общества называется «обществом восточного рабства».
  5. Общины отличались устойчивостью, что было связано с необходимостью создания и поддержания в должном состоянии ирригационной системы.

Список использованных источников

  1. История древнего мира. Ранняя древность. М., Гл. ред. вост. лит-ры, 1989.
  2. История мировой экономики. Под. ред. Г.Б. Поляка. М., Юнити, 2009.
  3. История экономики: Учебник. М., Инфра-М., 2008.
  4. Проблемы докапиталистических обществ в странах Востока. М., Наука, 2007.
  5. Экономическая история: проблемы и исследования. Под ред. Ю.Н. Розалиева. М., Наука, 2007.
  6. Википедия – свободная энциклопедия. Режим доступа – www.ru.wikipedia.org
Оцените статью
Поделиться с друзьями
BazaDiplomov
Добавить комментарий