Реферат Римское право

Содержание

  1. Законы республиканского значения в Римском праве. Какие из них относятся к сфере частного права ? 3
  2. Основания возникновения обязательств (общая характеристика) 8
  3. Залог в Римском частном праве (виды залога) 16
  4. Договор товарищества 19
  5. Понятие наследственного правопреемства в Древнем Риме. Универсальное и сингулярное правопреемство 21
    Список использованных источников 23
  6. Законы республиканского значения в Римском праве. Какие из них относятся к сфере частного права ?

С завершением классического периода наступили существенные изменения как в развитии римской юриспруденции, так и в формировании других источников римского частного права.
В Риме с древнейших времен различались две отрасли права — публичное и частное (ius publicum и ius privatum соответственно). Классическое разграничение этих видов права дал юрист Ульпиан: «Публичное право есть то, что относится к выгоде государства, частное — то, что относится к пользе отдельных лиц». С этой точки зрения к нормам публичного права относились: компетенция и деятельность магистратов, деятельность жрецов, акты, выражающие волю государства (например, наказание преступников), нормы налогового законодательства и т. п. Частное право предоставляло автономию отдельным лицам, например, главы семей и иные собственники обладали значительной автономией в решении частноправовых вопросов — приобретать или продавать, вступать в договорные отношения с этим контрагентом или нет, завещать имущество этому лицу или другому и т. п. (по Законам XII таблиц: «когда лицо совершает договор займа или приобретает собственность, то пусть его словесные распоряжения да будут правом»). Римские юристы выдвигали критерием разграничения норм и такой признак, как безусловную силу публичных норм, которые не могли быть отменены частным соглашением. [6, 56]
Нормы Законов XII таблиц именуются в одном случае — цивильным правом (ius civile), в других — квиритским (ius Quiritium). Цивильное право составляли, прежде всего, Законы XII таблиц, комментарии жрецов (понтификов), законы, принятые на народных собраниях (комициях), и применялось оно только в отношении римских граждан. Практически оно выражалось в древних обычаях предков (отцовская власть, власть мужа, право собственности, свободы) и в религиозных обычаях. Характерными чертами этого вида права был жесткий формализм, ограниченное число сделок, предусмотренных Законами XII таблиц.
Цивильному праву противопоставлялось право народов (ius gentium) и преторское право (ius honorarium). Римляне во всевозрастающем масштабе вступали в торговые отношения с не римлянами — латинами, финикийцами, египтянами и другими иностранцами, которых они называли перегрины (peregrini). Их, с точки зрения цивильного права, не существовало, так как эти сделки не были предусмотрены нормами цивильного права. Необходимая правовая регламентация и правовая защита таких сделок была получена благодаря деятельности специально созданного магистрата — претора перегринов (242 г. до н. э.).
Преторское право (ius honorarium) явилось следствием перехода от натурально-патриархального хозяйства к рабовладельческому: появилась необходимость в создании новых процессуальных форм защиты собственника, выработке новых норм права, не предусмотренных цивильным правом. Претор мог издавать эдикты и для отдельных случаев. При вступлении в должность он просматривал эдикты своих преемников и отбирал лучшее. Собрание этих выборок из года в год называлось «praetor». Преторское право, согласно Папиниану, «…это то право, которое ввели преторы с целью содействия цивильному праву, для его дополнения или исправления». Преторское право развивалось, переплеталось с цивильным правом. Оно как бы восполняло и исправляло цивильное право. Появились отличные от цивильных преторские иски, преторская (бонитарная) собственность, преторские договоры, преторское право наследования и многое другое. В связи с вмешательством претора в формирование права создавалась система, параллельная цивильному праву и в конечном итоге цивильное право слилось с преторским, став составной его частью.
Римляне не отменяли неработающие законы, считая такую отмену пагубной для уважения к праву, поэтому они просто не применяли устаревшие либо неудачные нормы.
В республиканский период, в период классического римского права появились новые источники права и видоизменились прежние. Прежде всего для регулирования правоотношений с перегринами был создан специальный магистрат — претор перегринов, который при вступлении в должность излагал в своем эдикте правила, подлежащие применению к перегринам, а также к римским гражданам в случае их правоотношений с иностранцами.
Совокупность таких правил и образовала право народов (ius gentium). Изменившиеся социально-экономические и политические условия привели к тому, что преторы, избиравшиеся на один год, пользуясь данным им империумом (особой полнотой власти), при отсутствии закона или практической его непригодности применяли новые правовые формы — эдикты. Причем каждый претор, вступая в должность, мог отменить те нормативные акты, которые принял его предшественник, но, уважая право, претор не отменял принятых ранее постановлений — если они непригодны, то действовать не будут, если действуют, то, тем более, нет никакого резона их отменять. Таким образом, стал формироваться новый вид права — преторское право (ius honorarium), т. е. «право, созданное магистратом»). В период республики преторское право фактически сменило право Законов XII таблиц. Главной задачей преторской власти было обеспечение гражданского мира, общественного порядка и спокойствия. Для этой цели преторами издавались различные нормативные акты, носившие название эдиктов, интердиктов, декретов. [2, 11]
В этот период основными источниками права следует считать:

  • законы в республиканский период проходили через народные собрания — трибутные, куриатные и центуриатные комиции и назывались leges. Именно этот термин лежит в основе таких политологических категорий, как «легальность» (законность) и «легитимность» (признанность народом). Публичные законы римского народа принимались на центуриатных и трибутных комициях, в куриатных комициях решались вопросы семейного и наследственного права. Наряду с законами существовали плебисциты, принимаемые вначале плебеями и обязательные только для них, а потом и для всего римского народа (287 г. до н. э.);
  • преторские эдикты — правила и суждения, которые судебные магистраты провозглашали в начале административного года и которым следовали при отправлении правосудия. Эти эдикты и являлись источниками преторского (оно называлось иначе гонорарным (от лат. honor — честь), так как магистратные должности не оплачивались) права, названного так от предоставляемой магистратам чести. В 67 г. до н. э. трибун Корнелий предложил закон, который установил, что эдикт является обязательным для магистрата. Право издавать эдикты имели: городской претор (его обязанность — «вершить суд между гражданами»); претор перегринов (его обязанность «вершить суд между гражданами и чужеземцами»); курульные эдилы, которые отвечали за порядок на рынках, решали возникающие споры, особенно по поводу качества товаров (предоставляя так называемые эдильские иски). В более поздний период наместники преторов в провинциях получили право суда над жителями этих провинций.
    Наконец, нередко в качестве источника права сами римские юристы приводят эквитас (aequitas), т. е. справедливость. Римское понятие «справедливость» иногда определяют как принцип равенства всех перед законом (например, в законах XII таблиц записано: «Привилегий пусть не испрашивают»). Несомненно, что это соображение входит в понятие «справедливости», но только этим оно не исчерпывалось. Понятие справедливости как источника права включало в себя принципы морали, социальной политики, нравственности и т. д. В материальном смысле этот принцип не являлся источником права, он скорее, был тем критерием, который обосновывал применение (неприменение) существующей нормы и разработку новой.
    Частное право (jus privatum) – совокупность норм, регулирующих вопросы имущественных и семейных отношений в римском обществе. Это право, которое относится «ad singulorum utilitatem» (касается выгоды, интересов отдельных лиц). Частное право регулировало отношения частных лиц между собой и в институтах, связанных с производством, обменом вещей и услуг. Частное право делилось на комплекс имущественных (по поводу вещей) и личных прав (абсолютных, неотчуждаемых). [1, 6]
    Римское частное право регулировало: имущественные и некоторые неимущественные отношения; семейные отношения: порядок заключения брака, положение главы семьи, личные неимущественные и имущественные отношения в семье; отношения собственности, права на чужие вещи (сервитуты, залоговое право, эмфитевзис и супер-фиций); обязательственные правоотношения, т. е. порядок заключения и исполнения договоров, ответственность за неисполнение; наследование, т. е. переход имущества к другим лицам после смерти наследодателя. Для римского общества понятие частного права не совпадало с понятием гражданского права (ius civile), поскольку не все жители Рима были гражданами. Государство минимально вмешивалось в частное право. Основное место занимали условно-обязательные, управомочивающие, разрешающие нормы, т. е. нормы диспозитивные (восполняющие). Частное право могло изменяться и либо применяться, либо нет, было глубоко индивидуалистичным, что дало Генриху Гейне назвать его «библией эгоизма». Частное право, в отличие от публичного, – действительно право, за редким исключением (например, обязанность принятия наследства при наличии отказа). Частное право – самая оформленная и законченная часть римского права.
  1. Основания возникновения обязательств (общая характеристика)

В доктрине современного частного права под обязательством понимается относительное гражданское правовое отношение, в силу которого одна сторона, должник, обязуется совершить определенное полезное действие либо воздержаться от определенного действия в отношении другой стороны, кредитора. Обязательное право получило свое развитие в римской правовой науке на рубеже доклассического и классического периодов, когда в полном объеме стали развиваться товарно-денежные отношения и хозяйский оборот.
Можно выделить следующие элементы обязательства: объект, субъектный состав, права и обязанности сторон. Под объектом обязательства понимается поведение обязанного лица — должника, субъектный состав — управомоченное лицо-кредитор, обязанное лицо — должник. Субъективное право кредитора представляет собой меру возможного поведения в отношении должника, ограниченного либо соглашением сторон, либо законом. Обязанность должника — мера должного поведения, предписанного соглашением либо законом. Основанием возникновения любого обязательного правового отношения является юридическое явление реальной действительности, с которым право связывает возникновение, изменение или прекращение обязательств.
В зависимости от основания возникновения обязательств Римском праве их можно разделить на 4 группы:
1) Из договоров (obligacio ex contracto)
2) Как бы из договоров ( obligacio cvasi ex contracto)
3) Из деликтов ( obligation ex delicto)
4) Как бы из деликта ( obligation cvasi ex delicto). [6, 51]
Юридическим фактом в договорных обязательствах выступает добрая воля самих участников, которые взаимосогласованно устанавливают в отношении друг друга правовую связь в своих личных интересах для доставления друг другу обусловленных выгодой или пользой.
Деликтные обязательства — юридическим фактом выступает «вред» фактически причиненный противоправными действиями деликвента потерпевшему. Вследствие чего, потерпевший приобретает право требовать равноценного возмещения. С развитием системы судебный фикций, которые допускали выносить решение на основании допущений и предположений, возникают новые юридические факты как бы из договора, как бы из деликта.
В зависимости от характера правовой защиты все обязательства делились на цивильные и преторские. Основное возникновение цивильных обязательств предусматривалось законами 12 таблиц, преторских обязательств — преторскими эдиктами. Особую группу составляют натуральные обязательства, в которых дом не сопровождался юридической ответственностью, и искового притязания на стороне кредитора не возникало. Правовой эффект этих обязательств заключался в следующем: если должник добровольно (исполнял) предоставлял исполнение кредитору, то такое исполнение признавалось законным, и должник не мог уже вернуть исполненное обратно, как неосновательное обогащение.
Обязательства делимые и неделимые. Обязательства считаются делимыми, когда предмет их поддается делению без ущерба для его ценности. Так, обязательство уплатить 10000 сестерций – делимо, а предоставить сервитут – нет.
Сущность обязательства состоит не в том, чтобы сделать нашим какую-либо вещь или сервитут, а в том, чтобы он нам что-нибудь дал, сделал или предоставил (определение юриста Павла).
Обязательство – правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано выполнить что-либо в пользу другого лица (кредитора). Как отношения, рассчитанные на будущее время (действие должника на момент установления обязательства еще не совершено), обязательство по своей природе – отношение, основанное на доверии (кредитное). Это отношение с самого начала рассчитано на прекращение, обычно путем исполнения, этим оно отличается от права собственности.
Стороны обязательства:
– кредитор (creditor) – лицо, имеющее право требовать. Кредитор может быть единым физическим или юридическим лицом. Кредиторов может быть несколько;
– должник (debitor) – лицо, обязанное исполнить требование. Главная характеристика должника – истребование против его воли. Должников может быть несколько. [5]
Содержание обязательства предполагает обязанность должника совершить действие, направленное на достижение цели обязательства и право кредитора требовать совершения этого действия (поведения должника).
Предмет обязательства – то, что должно быть предоставлено в силу обязательства. Предметом может быть индивидуально определенная вещь и вещь, определенная родовыми признаками, в соответствии, с чем определяется риск и прекращение обязательств.
Обязательство предполагает исполнение имущественного характера, хотя по своей юридической природе обязательство есть вещь бестелесная, оно направлено к удовлетворению потребности в материальных вещах – предметах или услугах; не может считаться обязательством требование в отношении вещей бестелесных, не предполагающих материальной реализации или вообще неопределенных.
Основания возникновения обязательств были сведены в римском праве в конечном его развитии к четырем: контракт, деликт, квази-контракт, квази-деликт.
Эта классификация оснований возникновения обязательств вслед за Гаем была воспроизведена Институциями Юстиниана (I. 3. 13. 2; 3. 27. 4. 5).
Ее нельзя, однако, не признать мало удачной: если трудно уловить общие черты фактических положений, отнесенных Гаем, и вслед за ним Юстинианом, к числу квази-контрактов, а также найти признаки, сближающие их с контрактами (см. п. 432), то не менее трудно на основании четырех приведенных Гаем и воспроизведенных Юстинианом примеров квази-деликтов, построить общее понятие квази-деликта. [3, 20]
Поэтому современные исследователи римского права (Покровский, Жирар и др.) обыкновенно ограничиваются воспроизведением этих примеров и указанием на то, что перечень квази-деликтов можно было бы значительно удлинить, включив в него, в частности, ряд случаев, в которых в связи с определенными другими правоотношениями признавалась обязанность возмещения невиновно причиненного вреда, например, при предъявлении actio quod metus causa или actio Pauliana не к лицу, учинившему metus, или к должнику, действовавшему in fraudem creditoris, а к третьему лицу, которое, не будучи соучастником, извлекло, однако, выгоду из действий лица, виновного в совершении metus, или из сделки должника, совершенной, во вред кредиторам (п. 591).
Главное деление обязательств по признаку основания их возникновения сводится к противопоставлению обязательств из договора (ex contractu) обязательствам из правонарушений (ex delicto) . Древнеримский юрист Гай считал эту классификацию «главнейшим делением обязательств». Обязательства из частных правонарушений (delicta privata) противопоставлялись уголовным преступлениям (crimina) и были более древнего происхождения по отношению к договорным обязательствам.
Однако договорами и правонарушениями не исчерпывались все те случаи, когда в жизни возникали обязательства. Встречалось много самых разнообразных казусов, когда не было ни правонарушения, ни договора,
а между тем все-таки возникало обязательство. Классические юристы не выработали определенной классификации всех разнообразных видов обязательств — выделив две основные группы (обязательства из договоров и из деликтов), все остальные случаи они выделили в общую третью группу и обозначили общим именем обязательств, возникающих из различных видов оснований.
Позднее в праве поздней империи возникла тенденция к систематизации, как считают авторитетные исследователи римского права, под греческим влиянием. Уже в Институциях Юстиниана можно найти четырехчленную классификацию обязательств: из договора, из деликта, как бы из договора и как бы из деликта.
Несмотря на неточность и неясность определения, само стремление к упорядочению и систематизации различных оснований возникновения обязательств замечательно. При разработке этой классификации римские юристы, по всей видимости, хотели указать на те случаи, когда договора нет и тем не менее возникает обязательство, очень напоминающее договорное.
Равным образом к обязательствам как бы из деликтов относили такие обязательства, которые возникали из действий неправомерных, но не подходивших ни под один из деликтов, предусмотренных действующим правом.
Однако наиболее важную и интересную категорию обязательств с точки зрения развития хозяйственной жизни и права Древнего Рима, безусловно, составляют обязательства из договоров. Здесь мы сталкиваемся с особенностью римской концепции обязательств. Дело в том, что в римском праве принципиальное признание получили только известные обязательственные типы.
Хотя римская наука права довольно основательно проработала отдельные элементы обязательств, в действительности существовали лишь определенные конкретные обязательства, строго связанные со своим специальным иском. Поэтому эти два понятия всегда строго соответствовали друг другу: где не было исков, не было и обязательства, и наоборот. Поэтому стороны не могли создавать новые обязательства, для которых еще не существовало исков.
Развитие обязательственной системы происходило не путем признания общего принципа действительности всякого непротивного закону договора. Правило «pacta sunt servanda», провозглашенное впоследствии естественно-правовой доктриной и реализованное новейшими законодательствами, римскому праву до конца оставалось чуждым.
Следуя шаг за шагом за непосредственными запросами, предъявляемыми практической жизнью, римское право развило свою систему обязательственных отношений путем последовательного признания отдельных договорных типов. Мало по малу количество этих санкционированных законом типических отношений стало так велико, что почти все мыслимые житейские потребности ими могли быть удовлетворены. Тем не менее для юридической силы договора необходимо было не только доказать наличие соглашения между сторонами, но и указать тот известный закону тип, под который оно подходит. Вследствие этого одним из наиболее частых вопросов, занимающих юристов при разборе того или другого случая, был вопрос о том, какой иск можно предъявить.
На этом покоится и основное в римском праве деление договоров на контракты (contractus) и пакты (pacta) : контракты — это признанные правом, типичные договоры; пакты — это соглашения, не подходящие ни под какой тип и, потому, юридической силы не имеющие.
Уже римские классические юристы пытались свести всю совокупность известных им обязательств в некоторую систему. Гай, систематизируя различные виды контрактов, говорил, что обязательств, возникающих из контрактов, четыре вида (как и самих контрактов).
Основанием для четырехчленной классификации он считал различие в самом обязывающем моменте: обязательства из договоров, юридическая сила которых вытекает уже из самого соглашения, называются консенсуальными (как и сами договоры); обязательства из договоров, юридическая сила которых вытекает не из простого соглашения, а из последовавшей на основании соглашения передачи вещи одним контрагентом другому, называются реальными; обязательства из договоров, возникающие вследствие известной словесной формулы, называются вербальными; и, наконец, обязательства из договоров, заключаемых в определенной письменной форме, называются литтеральными. В состав каждого из звеньев классификации Гая входило строго ограниченное число точно определенных договоров — именно они и назывались контрактами. Всякие другие договоры считались пактами. Однако, в противоположность обыкновенным неисковым «голым» пактам, некоторые из них с течением времени получили также иск. Ведь по мере развития правовой системы Древнего Рима были признаны подлежащими защите и другие договоры, кроме перечисленных замкнутых категорий, причем возникновение их юридической силы римские юристы приурочили к тому моменту, когда одна из сторон уже выполнила принятое на себя обязательство.
Позднее эта группа контрактов, стоящая вне общей классификации, была названа безымянными контрактами (contractus innominati). По моменту возникновения обязательства они напоминают реальные контракты, так как
чаще всего возникновение последнего сопровождалось передачей вещи, либо другим конкретным действием одной из сторон. Одновременно в случаях, охватывающих самые частые в жизни типы сделок, был сделан решительный шаг в сторону упрощения их юридического оформления и уменьшения формализма: допустили полное устранение каких-либо формальных моментов, признав юридическую селу за простым, неформальным соглашением, даже не сопровождающимся передачей вещи, по поводу которой договаривались стороны.
Система обязательств, снабженных иском, должна быть дополнена так называемыми натуральными обязательствами (obligationes naturales). Эти последние возникли из практических нужд: немалое число рабов и подвластных обладали специальными знаниями, становились управляющими, занимались коммерцией, участвовали в обороте значительных денежных средств. Без юридического признания принятых ими обязательств, хотя бы и со ссылкой на «пользу хозяина», этим лицам было невозможно участвовать в делах.
Отсюда возникла защита натуральных обязательств. Свое название последние получили, как полагают, из противопоставления «законным обязательствам», установленным правом каждого государства, и обязательств, вытекающих из «природы вещей», из естественного права, не признающего рабства как такового и требующего, чтобы обязательства выполнялись. В республиканскую эпоху, все обязательства без исключения пользовались исковой защитой (то есть обязательств, не привязанных к какому-либо конкретному иску не существовало). Однако с периода принципата в этом правиле появились исключения. Обязательства, не имевшие своего actio и поэтому не пользовавшиеся исковой защитой, но имевшие все-таки некоторые юридические последствия, назывались натуральными. Их правовые последствия не всегда были одинаковыми, но всегда имело место одно обстоятельство: платеж по натуральному обязательству признавался действительным, и обратно истребовать уплаченное обратно было невозможно, хотя бы платеж был произведен при незнании того, что иска кредитор не имел. Когда кто-нибудь по ошибке платил по несуществующему обязательству, уплаченное можно было истребовать обратно.
Такова римская система обязательств. Теоретически она далеко не безупречна. Свести все разнообразие обязательств, вне договоров и деликтов возникающих, к категориям квази-контрактов и квази-деликтов, не говоря уже о полной искусственности этих категорий, невозможно. Но, быть может, самый характерный недостаток этой системы заключается в полном отсутствии в ней обязательств, возникающих из односторонних обещаний — например, из публичного обещания награды или объявление конкурса. Пробел этот объясняется тем, что римское право за такими односторонними обещаниями принципиально юридической силы не признавало.

  1. Залог в Римском частном праве (виды залога)

Обеспечение обязательств – установление некоторых гарантий полного или частичного удовлетворения требований кредитора.
Залог в Риме в качестве средства обеспечения обязательств имел второстепенное значение, предпочиталось поручительство. Залог — это вещное право, дающее возможность продать чужую вещь для удовлетворения права требования. Залог является акцессорным правом.
Древнейшая форма залога в римском праве была fiducia. Сущность ее заключалась в том, что вещь посредством mancipatio или in jure cessio переходила в собственность кредитора, который, однако, на основании дополнительного соглашения — pactum fiduciae — обязывался вернуть вещь должнику по получении удовлетворения в счет своего обязательственного требования. Итак, кредитор становился собственником вещи, должник сохранял против него только личный иск о возврате вещи — actio fiduciae. Должник ожидает, что при исполнении обязательства, предмет залога будет возвращен. Поэтому этот вид залога носит название фидуции (доверительная). Залоговый кредитор, против которого было вынесено решение по иску о фидуции, подвергался бесчестию, поскольку он нарушал включенное претором в исковую формулу требование «действовать, как водится между порядочными людьми и без обмана». [4, 33]
С течением времени наряду с fiducia появился ручной залог — pignus. При этом виде залога должник передавал кредитору в обеспечение долга вещь, но не в себе, как при фидуции, а во владение. Первоначально кредитор по ручному залогу имел только право удержать за собой владение вещью впредь до получения удовлетворения, но продавать ее мог только в том случае, если выговорил себе это право на основании особого pactum de vendendo pignore; позднее это право продажи было признано за ним и без особого о том соглашения, а еще позднее отречение от этого права уже признавалось недействительным. Но эта форма залога не соответствовала интересам развивающегося сельского хозяйства (если в качестве залога выступала земля), ведь должник лишается возможности покрыть свой долг. Однако должник имеет право пользоваться своей вещью в качестве арендатора или временно, по милости кредитора.
Наконец, сложилась еще и третья форма залога (заимствованная из греческого права), так называемая hypotheca. Сущность ипотеки заключалась в том, что должник сохранял не только право собственности на вещь, но и право владения ею. Кредитор имел право требовать выдачи вещи во владение лишь после того, как наступил срок обеспеченному залогом требованию и должник не уплатил своего долга. Древнейший случай ипотеки следующий: арендаторы нередко закладывали свои invecta и illata т.е. движимые вещи, которые они привезли с собой в имение, в той форме, что предоставляли хозяину, у которого они арендовали землю, право удержать эти вещи в случае несвоевременного платежа арендной платы. Претор в этих случаях стал давать хозяевам особый interdictum adipscendae possessions, т.н. interdictum Sahianum, на основании которого арендатору возбранялось оказывать препятствия хозяину при завладении заложенных вещей. Впоследствии к этому интердикту присоединился еще особый вещный иск, actio Serviana, на основании которого можно было требовать выдачи вещи от всякого третьего лица.
В скором времени иипотека была допущена и в других случаях: соответствующий иск получил название actio quasi Serviana или hypothecaria in rem actioio. Результат развития в праве Юстиниана: fiducia вышла из употребления, pignus и hypotheca настолько сблизились между собою, что между ними сохранилось только одно, правда, очень важное различие: при pignus кредитор тотчас же получал владение вещью, при hypotheca лишь позднее. Широкое развитие неформальной ипотеки, достигшее своего апогея в появлении т.н. генеральной ипотеки, на основании которой должник мог закладывать все свое имущество, настоящее и будущее, отразилось крайне невыгодно на интересах оборота, ибо никто, приобретая вещь на праве собственности или на другом вещном праве, не мог знать, не обесценена ли она наложенными на нее ипотеками. Вследствие этого римское залоговое право при рецепции его в Германии подверглось весьма значительным модификациям; именно почти всюду, где современное римское право вообще продолжало действовать, римский институт залога был видоизменен, поскольку:
1)для залога недвижимости требуется запись о залоге в поземельной книге;
2)залог движимого имущества допускается только в форме ручного залога, а не ипотеки. [7, 85]
Залог или залоговое право – это право на чужую вещь, дающее возможность залогодержателю продать ее при неисполнении основного обязательства и получить, таким образом, имущественное удовлетворение.

  1. Договор товарищества

Договор товарищества в Римском праве (societas) – консенсуальный договор, по которому двое или несколько лиц (товарищей) объединяли свои вклады для достижения общей цели. [4, 69]
Договор товарищества имел юридическую силу, если у товарищей была общая для всех них хозяйственная цель (строительство дороги, управление предприятием и т. д.). Отсутствие общей цели вело к недействительности договора.
Главное условие договора товарищества – согласие всех его участников.
Договор товарищества предполагал обязанность каждого из товарищей внести вклады в товарищество в виде: денег, иного имущества, труда или услуг, права пользования имуществом. Возможно было сочетание сразу нескольких форм вкладов.
Если вещь, вносимая в качестве вклада, была индивидуализирована, риск случайной гибели этой вещи ложился на всех товарищей сразу после заключения договора; если вещь была определена родовыми признаками – после ее фактической передачи.
Размер доли не влиял на порядок участия товарища в прибылях и убытках. Прибыли и убытки ложились на товарищей пропорционально их долям участия. Товарищи могли установить в договоре, что какой-либо товарищ участвует в прибыли в большей доле, чем его вклады или чем иные товарищи, а в убытках – в меньшей, и наоборот. Не допускалось, чтобы один или несколько товарищей несли только убытки или участвовали только в прибыли и полностью освобождались от несения убытков.
Члены товарищества сообща управляли общими делами, но могли поручить управление любому из товарищей. Товарищ был обязан внимательно относиться к делам товарищества, а также к интересам других товарищей.

Каждый товарищ, вступая в отношения с третьими лицами, действовал от своего имени. Каждый из товарищей был обязан получаемое им при ведении общего дела имущество относить на общий счет. При присвоении этого имущества каждому товарищу давался иск, удовлетворение которого влекло бесчестье (infamia).
Виды товарищества:
– societas omnium bonorum (товарищество всех имуществ) – товарищество с общностью всего имущества возникало между членами семьи, которые сообща получили наследство и согласились сохранять семейную общность, распространив ее как на наличное имущество, так и на возможные в будущем имущественные приобретения;
– societas quaestus (доходное товарищество) возникало, когда заключавшие договор лица объединяли не все свое имущество, а лишь то, которое состояло из первоначальных вкладов и будущих приобретений, основанных на возмездных договорах;
– societas alicujus negotiationis (товарищество какого-нибудь дела). Используемый для совместной деятельности определенного вида (например, торговли), этот договор ограничивался объединением имущества, необходимого для такой деятельности и получаемого в процессе ее осуществления;
– societas unius rei (товарищество одной вещи или одного дела) возникало, когда нужно было объединиться для эксплуатации какой-либо единичной вещи (например, земли, раба) или для проведения какого-либо единичного мероприятия (например, морского торгового рейса). [4, 75]
Основания прекращения договора товарищества: смерть одного из товарищей; несостоятельность одного из товарищей; отказ какого-либо товарища от участия в договоре; достижение поставленной цели.

  1. Понятие наследственного правопреемства в Древнем Риме. Универсальное и сингулярное правопреемство

Наследование – переход имущества умершего лица к одному или нескольким другим лицам.
Наследство – преемство всех прав наследодателя в частноправовой сфере. Не подразумевается понятием наследства преемство в сфере публичных прав и публично-правового статуса. Вместе с наследством переходили обязанности но опеке и попечительству. Наследство включало в себя не только выгоды и возможные обогащения имущественного характера; с наследством неразрывно связывались лежащие на наследодателе обязательства, в том числе те, о которых он не имел точного представления или даже вовсе не знал.
Наследство не считалось чисто материальным, имущественным понятием. Оно было реальным, имело юридическое содержание, даже если не было предмета материального обладания, который бы переходил по наследству. В случае материальности наследство не обладало строгой и неизменной имущественной массой: она могла увеличиваться или уменьшаться вне зависимости от чьих-то вредных действий или причиняемого ему ущерба (в наследственную массу могли поступить выплаты третьих лиц по обязательствам, сад – принести плоды, стадо – потерять в весе и т. п.). Но наследство охватывало своим понятием и содержанием все такие возможные приобретения правового характера, утраты (в том числе не правовые).
Наследование возможно было или по завещанию, или по закону (если завещание не составлено, признано недействительным или наследник, назначенный в завещании, не принимал наследства). Особенность римского наследственного права – недопустимость сочетания этих двух оснований в наследовании после одного и того же умершего лица. Недопустимо было, чтобы одна часть наследства перешла к наследнику по завещанию, а другая часть того же наследства – к наследникам но закону.
Универсальное преемство.
Это значит, что наследник, вступая в наследство, приобретает единым актом все имущество наследодателя (или определенную долю имущества) как единое целое. Универсальный характер наследования проявляется в том, что к наследнику переходят сразу и права, и обязанности, входящие в состав наследства, в том, что наследник может приобрести в составе наследства даже такие права и обязанности, о существовании которых он не знал. Наследство подразумевало совокупность всех выгод, льгот и обременений, прав и обязанностей в целости и неразрывности; наследник по римскому праву занимал то же правовое положение, что было у наследодателя к моменту его смерти, и воспринимал всю сложившуюся ситуацию в целом. Принцип универсальности наследства был главным элементом, определявшим содержание наследства с точки зрения права. [4, 102]
Сингулярное преемство – предоставление лицу отдельных прав – легаты или завещательные отказы. Наследодатель мог в своем завещании возложить на наследника обязанность выдать что-либо тем или другим лицам. Такие отказы давали этим лицам только известные единичные права, не возлагая на них ни прав, ни обязанностей наследника. Лицо, в пользу которого назначен легат, являлся преемником наследодателя в отдельном праве, но не в какой-то доле наследства, и получение легата не сопровождалось ответственностью за долги наследодателя. [4, 102]

Список использованных источников

  1. Курс римского частного права. (Учебник) Чезаре Санфилиппо — 2002, 400с.
  2. Основы римского частного права. (Учебное пособие) Под ред. Слипченко С.А., Смотрова О.И. — 2007, 192с.
  3. Памятники Римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. — 1997, 608с.
  4. Римское государство и право. Царский период и эпоха Республики. Егоров А.Б. — 2006, 173с.
  5. Римское право. (Учебник) Новицкий И.Б. — 2002, 7-е изд., 310с.
  6. Римское право. (Учебник) Омельченко О.А. — 2000, 2-е изд., 208с.
  7. Римское право. (Учебное пособие) Суверов Е.В. БарнЮИ; — 2009, 146с.
Оцените статью
Поделиться с друзьями
BazaDiplomov